Eduard Markovich (luckyed) wrote,
Eduard Markovich
luckyed

Оливье де Сагазан. Трансфигурация зрителя.

«Поразительно, насколько люди убеждены, что жить – это нормальное и даже банальное явление»
Оливье де Сагазан
   
Дамы и господа!
Необоснованный снобизм смывается как грязная жирная плёнка, этакий налёт из железобетонных представлений о "настоящем, правильном, вечном". Оказывается, не всё так, как ты уверенно думал. Точнее (и честнее) всё совсем не так.
И становятся понятными слова художественного руководства Фестиваля Израиля: "Мы хотим показывать то, что вне фестивальных событий увидеть в Израиле практически невозможно."
Один из маленьких залов Иерусалимского театра.
Зрители рассаживаются в ожидании чуда. А зачем ещё идти в театр?
Но как редко мы получаем ожидаемое. А тут...
Оливье де Сагазан – концептуальный скульптор, художник, исполнитель (сознательно избегаю слова актёр, хотя говорю о театре), Родился в 1959 году в Конго.
«Трансфигурация» (Преображение). Впереди неописуемое потрясение. Всё написанное далее - мои фантазии, не более...
И фотографии...

Среди клубящихся перед началом зрителей обращает на себя внимание худой человек в чёрном костюме и белой рубашке, монотонно двигающийся между первым рядом и сценой.  Вперёд - назад, вперёд - назад. Как шарик на нити гипнотизёра. 10 минут, 15, 20. Он был здесь всегда. К нему можно прикоснуться, но это лишено смысла. Мы ещё ничего не чувствуем, но взаимопроникновение вселенных началось.
 
Гаснет свет и мы попадаем в иное пространство. Человек на сцене сидит на корточках перед кучей серой глины, внешне напоминающей мозг. Ёмкости с чем-то, пучки соломы и чёрные металлические листы за спиной.
Начинается процесс творения, где единственный возможный объект трансфигурации - сам художник.

 
 
 
Освещён только центр сцены. И творец (он, оно, они?)
Первые слои краски и глины на лице. Для того, чтобы стать кем-то, нужно для начала обезличиться.
         

Смесь древнего шаманства, жречества, религиозного культа. Подобного мы не видели никогда.
Перед нами не актёр, а Создатель.
             
 
 

В этой вселенной живёт один человек. И создаёт он всё по своему образу и подобию. А других образов и подобий нет.
Из себя и глины, себя и краски, себя и соломы...
         

 

Краска, чёрная и красная. Глаза, рот...
Никакой музыки. Только непрерывное бормотание под нос, перешёптывание с самим собой.
"Это я, это моё лицо, это не шоу." Не нам. Себе.
Чтобы не исчезнуть окончательно, не раствориться.


Удары о гудящие мрачно листы металла. Головой, всем телом, плевками краски, ошмётками глины. Такова музыка в этом мире.
Насекомые, странные птицы, чудовища, обитатющие в сознании и подсознани.
                               

 

Самопознание- самопересоздание. Каждый этап трансфигурации завершается фиаско. Всё не то, и новые куски глины, сорванные с обезображенного лица, летят в гудящую заднюю стену, становясь частью картины мироздания. Единственного пейзажа этого мрачного пространства.
Очередной виток эволюции, требующий новых жертв и страданий.
Кто я, что я, зачем я?
                                 

 

Шаман, колдун, алхимик, божество?
Создание основы основ. Человека. Женщины.
Из себя, разумеется.

 
 

При сотворении мира сакральные ассоциации неизбежны...
 
 
 

Если есть женщина, то необходим мужчина. Без него процесс несовершенен.
От огромного члена с остервенением отрываются куски и летят в картину мира. В самый центр.
Потом понимаешь, что это и есть акт. Акт творения.

Раздвинув ноги лежит во тьме женщина. Роды.
   
 
 

Маленькое и нежно любимое чудовище приходит в мир.
   
 
 
 
Что с ним делать?
Одеть на себя? Не получается.
Только на стену. В центр мироздания.
   
 
 
     
И молиться, кланяться, преклоняться...
Подобострастно, униженно, испуганно.

Новое божество, страшное, с чёрными злыми глазами, требует в жертву человеческое достоинство.
                 
 
 
   
Звучат кимвалы. Но ничего не происходит. Злобный карлик на стене бездушен и никчемен.
Художник признаёт своё фиаско. "Ты лжец, ты лжец!" - бормочет он, уходя в пустоту и темноту.
То ли карлику, то ли себе.

       
 
 

Овации стоящих зрителей, возвращающихся в своё пространство после глубокого забытья.
Все события в том мире происходили одновременно и никогда.
Времени, главного измерения нашей вселенной, не было. Только пространство
Потому шоковое состояние от пережитого, круговерть ощущений возвращает нас несколько деформированными.

 

Мы тоже подверглись трансфикурации.
Стали чуть другими, дамы и господа.
Tags: photo, Иерусалим, Оливье де Сагазан, Трансфигурация, Фестиваль Израиля, театр, фотографии
Subscribe

Posts from This Journal “театр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 61 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →