Eduard Markovich (luckyed) wrote,
Eduard Markovich
luckyed

"Ромео и Джульетта" из Цюриха. Прогулка на пуантах.

Дамы и господа!
Мы побывали на балете Цюрихского театра "Ромео и Джульетта".
Светлые, радостные ощущения зашкаливают. Спешу рассказать, чтобы дать возможность хоть кому-то успеть на представления в оставшиеся несколько дней (до 2-го февраля).
Всех, желающих прочитать о театре, его нынешнем главном режиссёре Кристиане Шлуке и истории постановок одного из самых знаменитых балетов на музыку Сергея Прокофьева, отсылаю к обзору Маши Хинич.
Переполнены эмоциями и замечательными переживаниями, лёгкостью, изысканностью, виртуозностью настоящего европейского балетного театра, классического и вневременного одновременно. Не застывшего в плоскостях пыльных музейных сцен, а сегодняшнего, красочного, не скучного!
В очередной раз возникает вопрос. Как поделиться, выразить чувства словами? Не пересказывать же подробно сюжет истории любви, известной любому ребёнку. Но и без этого не обойтись.
Совершим нечто вроде фотопрогулки на пуантах. С остановками, воспоминаниями и размышлениями.
А те, у кого есть возможность, обязательно, обязательно сходите. Все, кто любит настоящий балет.
Не пожалеете!

 

Музыка властвует над нами, неумолимо отсчитывая оставшееся время. Всё начинается с простой черты. Её рисует на полу мелом брат Лоренцо, разделяя сцену, пространство спектакля, мир на две половины. Пытаясь спасти, уберечь, удержать. Но кого и когда спасала тонкая белая линия? Её так легко переступить. Если есть граница, её рано или поздно кто-нибудь пересечёт. С этого начинаются все беды нашего мира. А завершаются болью, кровью, смертью, одиночеством.
Строгая красота танцевального узора. Но среди матовой черноты великолепных костюмов временами бликуют лезвия обнажённых клинков.

 

Потрясающая невообразимо прекрасная музыка Сергея Прокофьева тревожно напоминает: "Пощады не ждите!"
Но там на сцене всё ещё хорошо, светло, разноцветно. Идёт подготовка к балу. Ярким пятном выделяется среди подруг Джульетта. Красный цвет её платья ассоциируется с ожиданием любви. Время крови пока не пришло.
Очаровательная кормилица (Viktoria Kapitonova) возглавляет ручеёк девиц. Какие ножки скрывает её чёрное платье! Как она танцует, пятясь!

 

Зашумел, зашуршал бал чёрными крыльями кринолинов. Две огромные хрустальные люстры, опускаясь с театральных небес, освещают всё неверным светом, делая чёрное ещё чернее.
Чёрный бал под гениальную музыку. Движения поражают отточенностью и виртуозностью. 36 танцоров основной труппы и 14 из молодёжной группы театра плотным изящным потоком, переливающимся всеми оттенками чёрного, заполняют сцену оперы.
       
 

Всё уходит, растворяется во мраке. И только Ромео (Denis Vieira) и Джульетта (Katja Wansche), впервые ужаленные запретной любовью, как во сне кружат по переполненной опустевшей сцене. Всё вокруг для них нереально, кроме счастливого ощущения друг друга. Они и Музыка.
Танец-сон, танец-нежность, танец-обещание.

   

Праздник обещания любви и света продолжается. Вечная сцена у балкона. Сколько раз произносятся, пропеваются, протанцовываются одни и те же слова. Но снова и снова впервые. Волшебный секрет гениев - никогда не надоедать.
На сцене по-прежнему всё ЕЩЁ возможно.Ни о чём они там ЕЩЁ не догадываются. Все ЕЩЁ живы.
Яркое весёлое действо, полное улыбок.

 

Пришло время неотвратимого. Маски сорваны. Две смерти открывают страшный счёт. Пространство скукоживается, сереет, как шарик, теряющий воздух. Два стола на авансцене по обе стороны от никого не спасшей белой линии. Два мёртвых тела.

 

Второе действие меняет правила игры. После двух смертей всё выглядит иначе. Убийства даром не проходят. Краски потускнели, утратили яркость. Пространство стало холодным и душным. Ярко высвечивающая черноту первого действия люстра валяется на полу.
Сильнее удушья и мрака только музыка и любовь. Чёрно-белое пространство растаскивает возлюбленных. Джульетта в белом и Ромео в чёрном.
Прощание.

 
 

Трагедия финала. Безвидное пространство, заполненное потускневшими и уже ни над чем не властными людьми, освещено треугольниками поминальных свечей.

 
 
       
Страдание такой мощи доводит до катарсиса. Ради этого и вступаешь вновь и вновь в одни и те же воды.
Волшебник Шекспир превращает нас в наивных и доверчивых детей.
Слёзы на глазах. Комок в горле.
Мавр сделал своё дело...
Обезлюдевшая сцена "Гамлета".
Макбеты, Генрихи, Ричарды... Кровь на сцене.
Ромео и Джульетта опять не спаслись...

Кстати, Сергей Прокофьев вместе с авторами либретто в 1936-ом году хотел изменить концовку, сделать её счастливой. Но испугался и вернул трагический конец.
         
"Нет повести печальнее на свете..."
И прекраснее, дамы и господа.
Tags: "Ромео и Джульетта", Балет Цюриха, Кристиан Шпук, Сергей Прокофьев, Тель-Авив, балет, театр, фотографии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 144 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →