Eduard Markovich (luckyed) wrote,
Eduard Markovich
luckyed

Category:

Марк Моррис. Музыкальные безделицы.

Дамы и господа!
А теперь перейдём к географии. Театр уже в Израиле. В рамках нынешнего балетного сезона в Тель-Авивском центре сценических искусств ансамбль Марка Морриса со 2-го по 6-е февраля 2016-го года представит две программы.
О первой из них расскажу в нескольких словах и фотографиях.

 
     
Невозможно однозначно определиться с тем, что в увиденном и услышанном превалирует. Музыка или хореография?
Марк Моррис столь искусно переплёл звук с движением, что разделить их уже невозможно. Да и не нужно, наверное. Перед нами редчайшее сочетание балета и концерта камерной музыки. Не вспомню даже, когда в последний раз слышал "живой" оркестр на современной балетной сцене.

 
Часть первая. Falling Down Stairs. (Падение с лестницы)
         
 
       
Кудрявый виолончелист в слепящем световом луче играет Баха. Сюита номер 3.
На сцене странные персонажи. Они ярки, прекрасны и эфемерны. Короткие разноцветные туники прикрывают верхние части тел, оставляя обнажёнными ноги.
     
Движения танцоров только кажутся хаотичными. На самом деле перед нами ожившая музыка Баха. Марк Моррис развернул внутренности гигантского музыкального инструмента, где люди на сцене - ноты. Мы видим транскрипцию великой музыки и параллельно слышим её в изумительном сольном исполнении виолончелиста Вольфрама Кёсселя. Звуками взбегают и опускаются танцоры по нотному стану возвышающейся позади лестницы. Короткие туники заменяются длинными, но не менее разноцветными и яркими балахонами. Возникают картины средневековой живописи и тут же распадаются, обращаясь в простейшие геометрические фигуры.


                 
Треугольники, круги, квадраты как части гигантского калейдоскопа. В спиралях музыки-танца задействовано всё, включая глаза, ладони, волосы.
Танцоров по сути не существует вне музыкального контекста. Они его часть, как вирбеля клавесина. И только в конце балета исчезают, становясь собой.
         
 
       
Часть вторая. Cargo.
   
Меж первым рядом и сценой небольшой оркестрик исполняет музыку французского композитора Дариуса Мийо. La création du monde (Сотворение мира) - одноактный балет написанный в 1923 году.

 
       
На сцене девять полуобнажённых танцоров  "творят" мир. Пластика тренированных тел завораживает.
       
 
         
В начале необходимо подняться на ноги, а только после взяться за палку.

 
   
Орудие труда, войны, культа...
       
 
       
Сотворённый мир не так уж прост и дружелюбен.
     
 
       
Тени демонами ночи пугают победителей и побеждённых.
     
 
   
Но уже существует небо...
       
 
       
Палки больше не нужны. Они падают с глухим стуком. Новые люди свободны.
И тогда в их сознание вступает неизбежный спутник Жизни. Смерть
         
 
   
Часть третья. Three Preludes.
Солирующий пианист играет три прелюдии Джорджа Гершвина. Марк Моррис ставил это семиминутное трио для себя и исполнил его в 1992-ом году на премьерном показе.
На чёрно-синем фоне ночной опустевшей сцены танцует одинокая женщина. Светом выписаны только открытые части тела. Лицо, шея, руки и их отражения.
Медитативное кружение под лёгкую грусть гершвиновской фортепианной россыпи.
       
 
         
Часть четвёртая. Festival Dance (Фестиваль танца).
Скрипач, виолончелист и пианист исполняют фортепьянное трио австрийского композитора Иоганнна Непомука Гуммеля. 12 танцовщиков двигаются попарно и группами в световом тёплом мареве.

 
         
27 минут чистого танца. Меланхолическое кружение, похожее на бесконечный сон.

 

Без философских идей и глубокомыслия. Просто музыка и движение.

 
     
Танцзал вне времени и пространства.
     
 

Добавляю мнение Маши Хинич:
Марк Морис иллюстрирует музыку - чисто и точно,  делая точно то, что декларирует.  Это не безделица, а очень сложный балет, где все сооружено  из многих пластов - музыка, аксессуары,  оркестр, ансамбль, движения, жесты, костюмы, отсылки то к средневековью, то к первобытности и переход  к современности. Сделать так, чтобы жест  точно соответствовал ноте,  а высота прыжка - высоте звука - чрезвычайно тяжело, и потому балет кажется иногда стерильным, как операционная, без примеси чувств - просто примеси и чувства влекут к ошибкам, а у  Мориса их нет. Ему важнее всего чистота и гармония, поэтому эмоции и драмы он оставил за кулисами.

Всё так (особенно в первой части), но я имею ввиду оставшееся ощущение лёгкости, не перегруженности многосмысленностью, часто встречающейся в современных балетах.

Четыре маленьких балета.
Четыре попытки передать бесконечность языком человеческих тел.
Четыре музыкальных безделицы, дамы и господа.
Tags: mark morris dance group, photo, Марк Моррис, Тель-Авив, балет, фотографии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 60 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →