Eduard Markovich (luckyed) wrote,
Eduard Markovich
luckyed

6-ой Зимний Международный Джазовый Фестиваль. Goldings, Bernstein, Stewart. И океан глубок.

Дамы и господа!
Вот оно, мгновение, разделяющее год на две половины ожидания.
Зрители шуршат программками, ищут свободные места, рассаживаются, общаются. Многие встречаются лишь два раза в году на фестивальных площадках Эйлата. Летом в порту, а зимой в концертных залах роскошных гостиниц. При этом ощущают друг друга друзьями. Джаз объединяет. Кто-то стоя разглядывает полный зал в поиске знакомых лиц, другой проверяет "ночное видение" фотоаппарата, а третий (и я точно знаю кто) развалившись в кресле отхлёбывает добрый глоток коньяка из видавшей виды фестивальной фляжки.
Начинается первый концерт 6-го Зимнего Эйлатского Джазового Фестиваля. Самая ожидаемая встреча.
Goldings, Bernstein, Stewart.

На сцену выходит человек в костюме. Ворот рубахи небрежно распахнут. В руках гитара. Крупные черты лица. Питер Бернштейн пристраивается на высоком табурете слева и с улыбкой смотрит в зал.

 
 
За ним появляется органист Ларри Голдингс.
Сосредоточенно пересекает сцену. Разглядывает инструмент, прикасается к клавишам. Пока беззвучно.
     
 
     
Замыкает трио ударник Билл Стюарт. "Вписывается" в ударную установку и прикрывает глаза. Так и будет играть с закрытыми глазами и блуждающей улыбкой на бледном вытянутом лице.
   
 
     
Ранее писал о них:
     
 
 
 
       
Зал полон. Свет приглушён. Приближается то, ради чего мы оставили свои дома, работу, забыли ежедневные дела и приехали в по-зимнему тёплый Эйлат. Начинается настоящая музыка. Джаз.
         

                 
Музыканты понимают друг друга даже не с полуслова, как сказано выше, а с полузнака. Почти не переговариваются. За 25 лет научились чувствовать. Музыка энергична, как и положено для органного трио. Впрочем, почему только органного. Это настоящее комбо, где каждый музыкант - лидер. Не только органист, но и жёсткий ударник, и пластично-певучий гитарист.
Представьте себе, как они "вытягивают жилы" из слушателей в очередном хите концерта "вечнозелёном" стандарте Берлина "How Deep Is the Ocean".
Орган успокаивает мощные океанские волны гитары, а щёточки ударника рассыпают над музыкальной рябью лёгкий дождик, невозможный в Эйлате в это время года.
И ОКЕАН ГЛУБОК!
     
 
 
 
         
На бис трио сыграло композицию Django, написанную Джоном Льюисом (Modern Jazz Quartet) в память о великом джазовом гитаристе Джанго Рейнхардте.
Прекрасный финал.
       
 
   
 
       
Поклонники довольны и с гордостью поглядывают на любителей.
Формула успеха - профессионализм, помноженный на трёх лидеров и 25 лет совместного музицирования, дамы и господа.
Tags: bill stewart, jazz, larry goldings, peter bernstein, photo, red sea jazz festival, джаз, фестиваль, фотографии
Subscribe

  • И о войне 5

    Дамы и господа! В новостях говорливо намекают о близящемся прекращении огня. Не мирном соглашении, даже не перемирии. Слово "мир"…

  • (no subject)

    Дамы и господа! Не знаю, как писать об этом. Плачу. 9 февраля в возрасте 79 лет умер от рака один из величайших джазовых пианистов, создатель…

  • Иерусалим, тающий в тенях.

    Дамы и господа! Иногда пространство и время сплетаются в волшебный рожок, из которого сыпятся миражи. Вне времени и пространства. А мы с вами…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 119 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • И о войне 5

    Дамы и господа! В новостях говорливо намекают о близящемся прекращении огня. Не мирном соглашении, даже не перемирии. Слово "мир"…

  • (no subject)

    Дамы и господа! Не знаю, как писать об этом. Плачу. 9 февраля в возрасте 79 лет умер от рака один из величайших джазовых пианистов, создатель…

  • Иерусалим, тающий в тенях.

    Дамы и господа! Иногда пространство и время сплетаются в волшебный рожок, из которого сыпятся миражи. Вне времени и пространства. А мы с вами…