Eduard Markovich (luckyed) wrote,
Eduard Markovich
luckyed

Categories:

Хайфский музей искусств. Меж эксгибиционизмом и вуайеризмом.

Дамы и господа!
Нет предела прекрасному и удивительному в нашей Стране.
На днях в который раз в этом убедился.
Хайфу любил давно, но платонически. Далеко (по нашим масштабам).
Редко выбираемся и ещё реже добираемся.
Но с тех пор, как дочь поступила в Технион, начал видеть Хайфу глазами "ребёнка".
И полюбил её по-настоящему. Удивительный город, чем-то напоминающий Одессу моих снов. Разный, контрастный, тёплый, приморский.
И место музейной культуры. На днях убедились в этом, побывав в нескольких хайфских музеях.
"Нельзя объять необъятное", но попытаюсь рассказать.
Встреча первая
Хайфский музей искусств.

Три этажа выставок. Основная встречает у входа.
AnonimX.
Попытка средствами современного искусства разобраться, что произошло за последние 20 лет.
С человечеством.
С нами всеми.
С собой...
Как чувствуем мы себя в нежных и цепких лапах Фейсбука?
Кто он - Большой Брат сегодня. Как следит за нами? Где прячется?

 
  (Tomer Appelbaum. "Blind Spot")

В 19-ом веке английский философ Джереми Бентам придумал модель тюрьмы цилиндрической формы Паноптикум, где надсмотрщик находится в центре. Яркий свет слепит заключённых, и они тюремщика не видят.
Зато ему доступно всё до  мельчайших деталей.
Позже это получило развитие в трудах Мишеля Фуко, представившего теорию власти как всеобщей видимости.

 

Сейчас функции Большого Брата перешли к интернету. Каждый участник "шоу" передаёт информацию о себе добровольно в борьбе за основной приз.
Признание, звёздность, слава.
Сциллой и Харибдой нашего времени стали Эксгибиционизм и Вуайеризм.

 
(Kate Durbin, "Hello Selfie")

Одна из звёзд израильского селебрити актриса и модель Miri Bоhadana.
Фотография Давида Адика называется "Красота".
У каждого времени свои стандарты. Когда-то подходила Мона Лиза, сегодня - Мири.
Некогда в моде была загадка, сейчас - абсолютная прозрачность.
В былые времена не полагалось знать ничего, нынче известно всё.

 

Загадка остаётся в нас, посетителях выставки и обитателях реальности.
До момента, пока не повернёмся лицом.
Впрочем, не стоит...



Люди-обманки бродят среди фотографий-притворяшек.
Замечательная серия работ Элисон Джексон "Mental images", изображающей селебрити в провокационных ситуациях. В своё время ей удалось обмануть даже вездесущих папарацци.
Принцесса Диана, показывающая миру палец, в окружении сексуальных двойняшек Мерлин Монро.

 

Трампу одного пальца мало.
       

Скульптурно позирующий с автоматом Путин.
     

Без Билла Клинтона никуда...

 

Представлена классика жанра.
Один из прообразов Папарацци из "Сладкой жизни" Феллини итальянский фотограф Marcello Geppetti. Тут уже всё без обмана.
Скандальный поцелуй Ричарда Бартона и Элизабет Тэйлор.
       


Застигнутая врасплох Жаклин Кеннеди.
   
 

Один из самых влиятельных фотографов моды 20-го века Хельмут Ньютон.





Знаменитые автопортреты Синди Шерман.


По Google-street мы отправляемся в путешествие к гигантскому музею восковых фигур человечества.
Тель-Авивские проститутки из серии "Bingo the Princess" Hanna Sahar.




"Спящие" на австралийских улицах (Sherine Fahd).



Постоянное репродуцирование своего образа - главное условие нынешней звёздности.
Актёр театра "Гешер" Исраэль (Саша) Демидов, застывший в своём отражении на фотографии Анджелины Шер.
     

Селфи как залог популярности. Где угодно. Даже в королевстве кривых зеркал парка развлечений в Дюссельдорфе.
(Pavel Wolberg: Düsseldorf)
         

Чем является селфи? Народным искусством или всеобщим безумием?
И на этот вопрос дать ответ поостерегусь.
 
И опять глаза. Живые, мигающие, следящие за нами из застывшей жёсткой конструкции.
("Широко открытые глаза", Danielle Feldhaker)
         
 
Бродим по выставкам музея. Разглядываем, думаем.
Вот три замечательных гномика-Хемингуэя (Lior Modan & Johnatan Wertheim Soen). Сразу вспомнился прототип - растиражированный портрет в свитере и с трубкой, заселивший все интеллигентные дома нашего прошлого.
Растиражирован, но не вышел в тираж.
       
 
       
Взглянем напоследок в замечательное зеркало (Simon Fujiwara), в котором не углядишь ничего, кроме собственного тщеславия, и поспешим дальше.
         

Всё это нужно видеть собственными глазами.
Как и выставки в любимом Хайфском музее японского искусства Тикотина.
У входа на одну из них "Love with Humour" висит табличка "ТОЛЬКО ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ". И дверь плотно прикрыта.
Вы видели когда-нибудь такое в музее?
Я тоже.
Но об этом в следующем рассказе, дамы и господа.
Tags: Хайфа, Хайфский музей искусств, выставка, музей, фотографии
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • ***

    Мартобря апокалипсис, лужица, Ночь тиха. В голове разметавшейся кружится Ритм стиха. Завертелось пространство безумного Королька,…

  • Красивостишие.

    Зима, свернувшись, уходит в бочку Весны, оптичевшей оголтело. Короткой ночкой не выдать дочку За офицеров мужчинотелых. На перепутье зимы и…

  • ***

    Мацой пропечатаны наши дороги, Тоскою несёт из окрестных лесов, Где дикие звери, и чуждые боги, И компас безумен, и нет полюсов. Пустыней…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 79 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • ***

    Мартобря апокалипсис, лужица, Ночь тиха. В голове разметавшейся кружится Ритм стиха. Завертелось пространство безумного Королька,…

  • Красивостишие.

    Зима, свернувшись, уходит в бочку Весны, оптичевшей оголтело. Короткой ночкой не выдать дочку За офицеров мужчинотелых. На перепутье зимы и…

  • ***

    Мацой пропечатаны наши дороги, Тоскою несёт из окрестных лесов, Где дикие звери, и чуждые боги, И компас безумен, и нет полюсов. Пустыней…