January 11th, 2021

2020

Время нижет дни за днями
Чередою тусклых страз,
Как коты за голубями -
Миг да миг, за часом час.
     
Двадцать-двадцать злое имя,
Симметричный беспредел.
Год проклятый. Нами, ими,
Всеми, кто проклясть успел.
               
Ангел смерти корчит рожи,
Уцепившись за карниз...
Птица счастья, вымя божье
Синий верх, колючий низ.

***

Город лежит на боку, отражается в тучах,
Взрывом поваленный иль ураганом могучим,
Кашель надсадный от древности и прегрешений
В старых подъездах. В заброшенных тирах мишени
   
Перелохмачены тем же распатланным ветром.
На подоконнике шляпа с коричневым фетром,
Высохшим за век. А кто б удержался, не высох?
Нет адресатов на дне покорёженных мисок.
     
Трудно ходить на боку в перевёрнутом граде,
Лишь костыли в орденах на безмолвном параде
Кажутся пушками праздным зевакам картонным,
Бравым содатам реклам, отставным содафонам.
   
Так и живут, угрожая войной проливною,
Бывшее небо раскинулось синей стеною,
Что под ногами солдатам безногим неважно,
Мёртвым во славу, убитым на радость, сермяжным...

***

Дождь одеялом укутал стареющий дом,
Щели в дощатом полу и проёме дверном.
Чёрные лужи снаружи и сырость внутри
Не излечить и не высушить, сколько ни три.
     
Лифт-позвоночник трясёт ревматический зуд,
Мыши чердачные с хрустом остатки грызут
Мыслей соломенных. Капает
ржавчиной кран,
Чешутся ставни и кашляет драный диван.
         
Дом вспоминает сквозь мутную лампочку снов
Зелень веранды и запах сосновых лесов,
Небо и солнце, заросший кувшинками пруд,
Крестики цапель, смурной лягушачий фаст-фуд.
     
Не различить под сухим камуфляжем морщин
Патину лиц в перепончатых рамках картин,
Мается шторами дряхлый дубовый карниз,
Лестница вверх превращается в лестницу вниз.
       
Тикает маятник старых швейцарских часов,
Медленно движется медный тяжёлый засов.
Со старомодно-учтивым "Прощай навсегда"
Дамы - налево, направо уйдут господа.