March 7th, 2021

***

Ветер в мокром саду
Разнокрылом,
Скрипки дрожащих веток,
Скрипы стекла,
Эхом в дальнем аду,
Мокром, стылом,
Дрожь увядших нимфеток,
Ждущих тепла.
         
Точки-тире. Капель
Дробно плачет.
Не разобрать посланье,
Не различить,
Что в нём господня трель
Лягушачья,
Что серпантинов ланьих
Рваная нить?
         
Кто стучится в окно?
Дождь ли? Птица?
Вой в застуженной щёлке,
Звёзды в ролях.
Он ли? Она? Оно?
Чьи-то лица
Сыпятся с лысой ёлки.
Плач февраля.

Андрею Куманину

Огонь. Всецветный, неуловимый, жёсткий.
Рука. Мягкая, беззащитная даже в перчатке.
Что она может? Швырнуть перчатку огню?
Вызвать его на дуэль?
Огонь смеётся. Он всесилен и жаден.
               
Вступает металл. Тонкая серая линия.
Линейка в руках учителя.
Хлыст в руке дрессировщика.
Металл и огонь, огонь и металл.
Две несовместных стихии.
Как земля и небо.
Как мужчина и женщина.
                   
Огонь жжёт, металл пьянеет и тает.
И вдруг рождается птица. Или лошадь.
Или маленький смешной человечек с жёсткими волосами.
Огонь гаснет. Металл исчезает.
Остаётся рука.
Рука художника. Кузнеца.