August 16th, 2021

***

И снова ночь, а был обещан день,
Зеркальный скол бушующего солнца,
От полотенец бархатная тень
И жёлтый звон далёких колокольцев.
Кто обещал, не вспомнить. За финты
Давно мы платим стёртою монетой.
Не различимы идола черты
На аверсе и реверсе. А где-то
Вовсю бушует летний календарь,
Исходит хрупкой сладостью розарий...
У нас январь, пусть август, но январь,
И нет укрытий от ночных печалей.

***

И ты проходишь узкою тропинкой,
И ты торопишься куда-то и дрожишь
От холода приморского заката,
Заката солнца. Строгие картинки
Восставших камышей тревожит мышь,
И ты бежишь, и эхо многократно
Бежит поодаль, путаясь в кувшинках,
В тугой воде, чернеющей от туч,
И отраженьях собственного звука,
В заброшенном раскрошенном ботинке,
Нагроможденьях муравьиных куч,
Многоузорье паутины. Скукой
Сереет берег в облачном берете,
В заливе множа отражённый свет
Романа паука и паутинки,
Обманывая мыслями о лете.
И ты бежишь от лета и от лет.
И ты бежишь по узенькой тропинке.

***

Видишь? Колодец с немою водой,
Блажь отражений. То звёзды, то птицы.
Изредка рябь, но всё чаще покой
На недописанной кем-то странице.
Морщишься? Снова болит голова?
Дрожь в словаре и пульсация в венах.
Змеи дождей начертили слова
На исцарапанных временем стенах.
Помнишь? Тропинка в обещанный дом.
Мы заблудились. Изранили ноги.
Слева Гоморра, а справа Содом.
Вот и колодец как знак на дороге.
Веришь? Прижавшись, обнявшись, любя,
Мы проскочили сквозь серное пламя.
Сколько осталось брести до тебя,
Старый колодец, исполненный нами?
Чувствуешь? Жжёт и черствеет земля.
Бредит тропа меж судьбой и разрухой,
Ждёт на иссохшем шипе журавля
Лампа, тревожно жужжащая мухой.
Хочешь? Заглянем в заманчивый круг.
Дна не видать. В глубине наши лица.
Крепче держись за ржавеющий крюк,
Не поскользнуться бы, не оступиться…

***

Под утро обещано много проснувшимся рано,
Раскинувшим руки в преддверии нового дня,
Гружёные счастьем навстречу бредут караваны,
Бери, что угодно, седлай золотого коня.
Но в полдень усталость покроет, как грузная старость,
Тенями морщин за чрезмерность объятий дневных,
Баюкая небо в объятиях сна, что остались
В хрустальных и терпких садах наслаждений земных.
Как призраки роз, позабытых певцом на концерте
И к небу вознесшихся в облачно-тучном гробу,
В ночи загораются звёзды и ангелы смерти
Несут на иссушенных крыльях чужую судьбу.

Клад под мостом.

Дамы и господа!
К счастью можно подготовиться, но готовым к нему быть невозможно. Иначе это не счастье. Нам удалось вскочить в отъезжающий вагон убегающего от короны поезда и повести Илайчика в театр Гешер на последнее представление замечательного спектакля блестящего Рои Хена "Клад под мостом".
   
         
Collapse )

***

В саду смешались времена:
Ошую сторожем луна
И солнце одесную.
Снуют светила - рай и ад,
Пределом им - бесстрастный сад
И звёзды врассыпную.
Зелёный свет. Я, мал и тих,
Встречаю облачный триптих
Вселенским воеводой.
Дрожанье рук, свинцовость век,
В садовом сне короче век,
Необратимость хода…
Далёкий гул шуршащих шин,
Обрывком "… текел, упарсин… "
На облачном погосте.
Случайный свет горящих фар,
Эскорт торжественных фанфар…
Но будет сад. И после….