Eduard Markovich (luckyed) wrote,
Eduard Markovich
luckyed

Счастливчик LuckyEd. Языковые джунгли.

Дамы и господа!
Счастливая и суматошная жизнь в стране началась...
Но счастье не приходит к восседающему на низенькой скамеечке. Постамент нужен высокий, с него полагается спрыгнуть и мчаться сквозь колючки мимо прожорливых хозяев леса.
Хищник должен быть ленивее тебя. И слова "Мы с тобой одной крови, ты и я" нужно правильно выговаривать на языке джунглей.


 
Иврит начали учить в Одессе. Не на подпольных курсах, а самостоятельно по книжке. Но как выучить незнакомые слова, в одиночку сражаясь с "жестоковыйным" языком? Я использовал ассоциации собственного изготоволения.
Брюки на иврите - "михнасАим". Слово насмехалось надо мной своей непроходимостью. На помощь пришли друзья. Саик, муж нашей ближайшей подружки Галочки, отличался повышенной мохнатостью. Простая цепочка ассоциаций.
Волосатые ноги Саика - мех на Саике - михнасаим. Навсегда...
   
Ещё одна языковая трясина - направления.
Налево - смОла.
Направо - ямИна.
Вперёд - кадИма.
Назад - ахОра.
Вниз - лемАта.
Наверх - лемАла.
Путался немилосердно, но помогло театральное прошлое.
Представил себя стоящим на сцене. Слева кипящая смола, справа яма. Сцена крошечная, под ногами маты, а над головой мало места.
За спиной - хор, а впереди в первом ряду сидит Маринкин брат Дима.
Раз и навсегда.
     
Таковы зародыши первых израильских удач. Благодаря Саику, Диме и прочим друзьям и подружкам "филолога", мне удалось пойти в ульпан, где уже проучили иврит два месяца.
У каждого из нас, прорвавшихся сквозь тернии иврита, есть множество подобных историй.
     
Вот одна, услышанная недавно от Лидии Мак.
Ульпан. Молодой маме нужно сбежать с урока пораньше забрать ребёнка.
Обращается к учительнице, не понимающей ни слова по русски.
Руками, ногами, всем телом просит:
- Мне нужно уйти домой.
- МатАй? (в переводе с иврита "когда?")
Она и умотала, несколько поражённая фамильярностью преподавательницы.
                       
Арик учился в замечательной школе в Петах-Тикве. Ежедневно он возвращался с небольшими цветным листиком с текстом для чтения. Мы всей семьёй усаживались делать домашнее задание. Ни мне, гордому финалисту ульпана, ни Маринке, продолжавшей учиться, ни самому Арику ни одно предложение текста не поддавалось. Как герой разведчик, как юный пионер-предатель, оно защищалось от нас всеми своими бессмысленными словами, каждой буквой.
           
 
                 
На помощь вызывалась соседка Фрида. Только ей, владеющей семью европейскими языками и одним интернациональным идишем, открывался смысл происходящего с верещащими котятами и кувыркающимися на фоне райских кущ или у стен храмов утятами. Вечера были заполнены непосильным словотворчеством. Но утром Арик с гордо поднятой головой уходил в школу Соломона с выполненным домашним заданием. И возвращался с опущенной и новым мучением. Только листики меняли окраску. От бледно-розового цвета надежды к безнадёжному тёмно-красному.
И настал день! Арик вернулся домой с почти чёрным листом, вызывающим нас в школу. Виновник на всякий случай виновато прятал глаза, а нам было уже всё равно. Материал наших мозгов сопротивляться перестал.
                               
Встречали семью Марковичей директор и классная руководительница Варда. Арик испуганно выглядывал из-за нас, не понимавших, за что ругают. Но из-за туч тревоги выглянуло солнце.
Оказывается, цвет выдаваемых заданий был показателем их трудоёмкости. Чем сложнее, тем темнее. Арик с нашей помощью достойно справлялся с каждым, поднимаясь по темнеющим ступеням высокого иврита. Его лягушата квакали громче, а ласточки летали выше всех. Он победил в конкуре знатоков иврита!
Гордости нашей не было предела!
А больше всех гордились баба Аня и Фрида, обсуждавшие успехи на идиш.
                             
Кстати, о языке межнационального еврейского общения. Директор открыла в школе кружок по изучению идиша. Не знаю, как вы, но я о таком опыте больше не слышал.
- Нужно беречь наше наследие, - строго глядя на разноцветных мам и пап заявила она на родительском собрании.
И мы принялись "беречь" всем многонациональным еврейским сообществом. В группе Арика были ашкеназы, марокканцы, тайманцы и даже один эфиоп.
             
А "герой иврита" возвращался домой без разноцветных листиков и бросался к бабе Ане. Сбылась её мечта. Счастливая прабабушка и гордый правнук общались на языке, понятном только им двоим.
       
   
                     
Учёба, что может быть прекрасней?
Только работа, дамы и господа.
Tags: luckyed, Арик, Израиль, Маринка, Одесса, Счастливчик, Я, мемуар, судьба
Subscribe

Posts from This Journal “мемуар” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments

Posts from This Journal “мемуар” Tag