Eduard Markovich (luckyed) wrote,
Eduard Markovich
luckyed

Categories:

Счастливчик LuckyEd. Сказка о колобке.

Болят бока у колобка...
Из диагностики сказочных народов.

Дамы и господа!
Учёба, что может быть прекрасней?
Только работа... Где же она? Никто не предлагал? Вы ничего не слышали?
Все мы искали ответы на эти вопросы.
Впрочем, массовый забег не отменяет непреложного факта, что финальную ленточку рвут поодиночке.
Колобки от "бабушек и дедушек" укатились, но дорогу вперёд скатертью-самобранкой никто не накрыл. Разве что от слова "бранить".
С первых дней сформулировал для себя закон "накопления ментального капитала" в чужой родной стране:
"Если живётся легко, то что-то делаешь неправильно". Так и старался жить, засиживаясь за ульпановскими учебниками до предутренних часов.
Ульпан окончен. Колобок катится дальше.

 
       
В то время новоиспечённые израильтяне имели право бесплатно сдать свои документы для нотариально заверенного перевода. Ограничений не было. Никто не знал, что понадобится в дальнейшем. Поэтому мы сдали всё, от свидетельств о рождении и дипломов до потрёпанных трудовых книжек. У меня до сих пор хранится экзотический документ - свидетельство об окончании курса участников киноклубов с правом показа фильмов. С красной гордой нотариальной ленточкой.
После десятилетия работы преподавателем математики в школе я решил, что, бежав из Союза в Страну, могу позволить себе побег в новую профессию. Обратился в министерство абсорбции с просьбой о курсе для программистов.
- Начинающих или со стажем?
- Со стажем, соврал я. Отсутствие документов впервые сыграло положительную роль.
- Ждите приглашения.
       
Ждать нельзя было категорически. Колобок обязан катиться вперёд безостановочно, чтобы его не слопали.
И тут очередная удача пала на мою привычную голову. Друг-старожил пригласил на работу в настоящую фирму.
Не камни на стройке таскать, не чужие подъезды охранять, а разбирать папки из какого-то "важного" архива. Как я гордился, каждый день садясь на утренний автобус и отправлясь на свою первую работу в центр Тель-Авива в знаменитый Дом Маарива.
Чем занималась фирма не знал тогда, не понимаю до конца и теперь. Что-то вроде страховки валютных операций от падения курсов. Но какая разница? "Что мне Гекуба?"
             
Место за небольшим столом делил с худощавой смуглой женщиной по имени Рина. Все в фирме сидели в закутках по два человека и только она в одиночестве. Причина? Кудрявая и улыбчивая "индийская еврейка" обладала одним невыносимым недостатком. Её рот не закрывался. НИКОГДА! Иногда представлял её спящей, окружённой десятком кучерявых детишек и мужем с берушами. И говорящей, говорящей, говорящей. Во сне. Непрерывно. Обо всём от Кама Сутры до прогноза погоды. Но горе других и на этот раз обернулось моей удачей. Я обрёл настоящего учителя иврита. Рина начинала радостно щебетать завидев своего "ученика" в дверях, а последние слова выстреливала вечером в закрывающуюся за мною дверь. Так я научился по-настоящему понимать ивритскую скороговорку и даже умудрялся вставлять что-то в бурный поток Рининого сознания. Мы нашли друг друга. Никогда и никто не слушал Рину так преданно и самозабвенно. Никогда и никто не обучал меня столь виртуозно израильским реалиям. Правда мои ответные уроки русского не были столь успешны. Расскажу об одной "неудаче".
           
В тот день Рина опоздала. Но недолго пришлось наслаждаться тишиной. Испуганно поглядывая на полуоткрытую дверь строгого босса Алика, она шёпотом затараторила:
- Ой, что будет. Он меня заругает. 
Неожиданно лицо Рины засияло.
- Знаю, что сделать, чтобы Алик не сердился. Научи, как сказать по-русски: "Я попала в пробку."
Через несколько минут усиленного обучения Рина на цыпочках вошла к боссу. Я, поигрывая папками, гордо ждал результатов экзамена.
Внезапно, тишина за дверью сменилась диким рёвом и появилась побледневшая испуганная учительница-ученица.
- Чему ты меня научил, что я сказала?
Я трусливо пожимал плечами, но загадку разрешил вышедший к нам и всё ещё трясущийся от смеха Алик.
Оказывается, не все представители многонационального еврейства умеют произносить букву "р".
На строгий вопрос начальника об опоздании Рина уверенно ответила:  "Я попала в попку." И сделала соответствующий жест руками.
                         
Работа была счастьем. Я даже зарплату получал с настоящими расчётными листами - "тлуш маскОрет". Редкость большая для нашего брата в те времена. Очень хотелось на стенку в рамочке повесить. Зарабатывали-то  в основном по-чёрному без всяких документов.
Время от времени звонил в министерство. С курсами не спешили, но всячески обнадёживали.
- Ждите ответа.
И я ждал, катаясь из Петах-Тиквы в Тель-Авив и обратно и толстея от "фирменной кормёжки".
Ездил на автобусе, хотя на права сдал ещё в Одессе. Маринка же пока довольствовалась стандартным способом передвижения. Опасным, но привычным.
     
 

А чтобы времени даром не тратить бесстрашная моя красавица овладела альтернативным видом транспорта, более приспособленным к упрямым условиям Страны. И даже документ получила.

 
 
               
Мозоли на боках колобка затвердевали, а гордость, распиравшая изнутри, придавала совершенство их формам.
     
Работа, что может быть прекрасней?
Только учёба. Где же она, дамы и господа?
Tags: luckyed, Израиль, Маринка, Счастливчик, Я, мемуар, судьба
Subscribe

Posts from This Journal “мемуар” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments

Posts from This Journal “мемуар” Tag