Eduard Markovich (luckyed) wrote,
Eduard Markovich
luckyed

Category:

Ганелину - 74. Приобщение к Славе.

Дамы и господа!
Славе Ганелину сегодня исполняется 74 года. Этот музыкант для меня многие годы символ и средоточие тех секретов, что прячутся за простым, коротким и загадочным словом "джаз". Свободный джаз. Джаз свободы.
Не сосчитать концертов и лекций, на которых побывал. Счастливчик. О многом писал, пытался выразить невозможное. Славина музыка принадлежит иному измерению, куда нам иногда удаётся заглянуть. А сегодня просто захотелось пересказать давнюю историю. Не имеет значения, когда это приключилось. Могло быть вчера, сегодня, завтра. Всегда.
Короля делает свита, а музыканта - слушатели.
С днём рождения, маэстро!
       
 
       
Дело было в Иерусалиме, городе, полном сказок и теней, призраков и мифов, безумия масок и событий.
В зале "Гармония" на последнем концерте джазового фестиваля, посвящённого Телониусу Монку, выступали пианист Слава Ганелин и ударник Аркадий Готесман. Два музыканта, знающие друг друга множество лет, играли так, что сразу понял - писать не буду. В моём журнале обсценная лексика не принята, а описать эту великолепную музыку свободы можно лишь нецензурными словами, выражающими высшую степень восторга.
Так почему же всё-таки пишу? А потому, что в этот вечер Бог "Гармонии" не оставил нас без "привета".
                                       
Свободные импровизации первого отделения были насыщены музыкой 20-го века. Наверняка и Монк где-то прятался, но доминировали призраки Шостаковича, Прокофьева, Шнитке...
В какое-то мгновение я отвёл взгляд в сторону и увидел в первом ряду странную пару.
                     
Пожилая религиозная женщина в лыжной шапочке с кокетливо вывязанной надписью SPORT держала на коленях толстый изрядно потрёпанный молитвенник. Читая его, она иногда прикрывала глаза и замирала. Нет, не спала. По напряжённо-раслабленной позе было ясно, что она СЛУШАЕТ МУЗЫКУ. Время от времени она закрывала молитвенник, вместо закладки используя огромный ком мятой салфетки и превращая книгу в бумажный  шар, из которого, как паучки, готовые разбежаться, высовывали усики чёрные буквы ивритской вязи.
                   
Её сосед, немолодой мужчина в кипе, сосредоточено слушал. Иногда он раскрывал рюкзачок, лежащий на коленях, извлекал оттуда огромный морской бинокль, аккуратно свинчивал крышечки, прикрывающие окуляры, долго и внимательно рассматривал Ганелина, а после проделывал всю процедуру в обратном порядке.
               
Антракт. Аплодисменты. Бурные обсуждения. Иерусалимская прохлада остужает страсти. Но ненадолго...
Во втором отделении Монк заявил о себе внушительней. Как сказал Володя Мак, он слушает Ганелина 36 лет, но впервые видит перед ним раскрытые ноты. И не менее редкий случай - ноты перед ударником. Не знаю, что они там написали, но чувствовали друг друга на уровне подсознания. Как правая рука, точно знающая, что делает левая. Ганелин играл на фортепиано и синтезаторе, помогая себе колокольчиками.
       
 
             
Когда раздался звук перебираемых струн, мы решили, что это очередная электронная добавка. Но "музыка плюс" явно раздавалась сзади. Музыканты продолжали "держать фасон", недоумённо вглядываясь в сумерки последних рядов. Организатор фестиваля Владимир Мак героически поднялся и отправился наводить порядок. Вернулся он через некоторое время, грозно и торжественно помахивая "конфискованной" укулеле.
Ну что ж, у каждого свой способ приобщения к Славе.
       
Все затаили дыхание, ожидая продолжения. Вспомнилась знаменитая старая цирковая реприза, где ковёрный выскакивал на манеж с большой трубой и начинал что-то играть. Сердитый и строгий шталмейстер отбирал у лицедея инструмент и, ругаясь, отправлялся с ним за кулисы. Неунывающий клоун доставал дудочку поменьше. И так далее, пока с крохотной свистулькой не удирал от шталмейстера. Но на сей раз Бог "Гармонии" решил, что "приветов" достаточно и дал музыкантам доиграть.
                         
Прощаясь, мы вышли под ночное иерусалимское небо. Всё было на своих законных местах. Звёзды, прохожие, спешащие по своим сверхважным делам, машины и коты. О произошедшем напоминали лишь "преступный" укулеле, оставленный сбежавшим хозяином, и светлая улыбка на лице странной религиозной слушательницы.
И музыка, музыка, музыка, звучащая в нас.
         
Мы будем вспоминать этот вечер. Со всеми его странностями и чудесами.
Хотя может быть не стоит их разделять. Ведь в свободной музыке Славиного дуэта было рассказано обо всём. В том числе и о том, что я пытаюсь передать вам на неуклюжем языке слов, дамы и господа.
Tags: jazz, photo, Слава Ганелин, джаз, проза абсурда, фотографии
Subscribe

Posts from This Journal “jazz” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

Posts from This Journal “jazz” Tag