Eduard Markovich (luckyed) wrote,
Eduard Markovich
luckyed

Category:

Щелчок Терпсихоры по носу.

Дамы и господа!
Сумбурно о существенном.
Недавно мы побывали в Центре сценических искусств в Герцлии на представлении одного из самых любимых балетных театров мира (а возможно и самого).
NDT. Нидерландский Театр Танца.
Четыре одноактных балета. Разные хореографы. Лучшие в современном танце, как принято в этом театре. От балета к балету полностью менялась пластика. На сцену выходили "другие" танцоры с теми же именами. А техника полёта?! В первом ряду мы ни разу не слышали звука прикосновения ноги к полу сцены. Даже лёгкого шелеста.
Вспомнил, с чего всё начиналось.
                     
 
  фотографии © Joris Jan Bos
                       
Бывают в жизни моменты, когда в тебе что-то меняется. Щелчок откуда-то сверху, и ты уже не тот. Что-то случилось со зрением, мыслями, восприятием.
Остаётся послевкусие праздника не на час-другой, а навсегда.
Много лет назад в жизни "случился" спектакль Михаила Барышникова и Аны Лагуны в том же зале в Герцлии. До этого дня в области современного балета я был абсолютно дремуч. В отличие от сестричек, Терпсихора меня не посещала. Отдельные (очень неплохие, кстати) представления ничего не меняли.
Несмотря на подозрительность некоторых друзей, боявшихся разочароваться в немолодом уже мастере, мы пошли и не просто на пожалели. Барышников был прекрасен, но его партнёрша, ранее мне неизвестная (дремучий, не забыли?) перевернула всё. Женщина, давно перешагнувшая все допустимые для балерины возрастные границы, была невероятна. Она не просто танцевала! Её тело помнило каждое движение прошлых лет и умело об этом рассказать.
И как! Мы сидели, не смея вздохнуть. Тогда впервые мне встретилось имя Матса Эка.
         
 
  фото © Stephanie Berger
               
И началось. Глубоко нырнув в пучины интернета, вынырнул не с пустыми руками. Мы начали смотреть невероятные балеты Эка. Оказалось, что у человеческого тела (и духа, кстати, что неразделимо) есть степени свободы, не снившиеся нам. И везде блистала главная муза и жена Эка Ана Лагуна.
Рядом с Эком, на равных с ним мелькнуло имя Иржи Килиана. Их даже не хочется назвать скучным словосочетанием "творцы" современного балета. Хулиганы и бунтари, проложившие свою "дорогу к храму" в стороне от мэйнстрима. Вот, что сказал об Иржи Рудольф Нуреев:
"Есть Иржи Килиан, у которого, я сказал бы, самые "золотые" уши. Он превращает метафоры в движения. Килиан слышит музыку и видит движения."
Вновь нырнул во всезнающий  интернет и вынырнул с бриллиантовой россыпью Килиановых балетов.
С тех пор Терпсихора заглядывает к нам на голубой огонёк с парящими своими подарками. Среди них - особый, о котором сегодня и идёт речь.
                 
 
         
Театр изначально был зрелищем. Тем самым, коего, наряду с хлебом, требовала толпа. Сегодня в нём существует множество других не менее важных составляющих, но зрелищности не отменял никто. Тем не менее, очень редко встречается в наши дни настоящее театральное чудо, когда философия, идеи, истины, даже сам сюжет где-то затаились (спрятались в приличествующих им глубинах, а не стыдливо покинули непотребное действо), а на первый план мощно и ярко выступает "Его Величество Театр", дразня, жульничая, резвясь и очаровывая. Используя слова Воннегутовского Килгора Траута, "Попукивая и отбивая чечётку." Всё это в избытке присутствует в "Дне Рождения".
Иржи Килиан за годы своей работы с (НДТ) Нидерландским Театром Танца сотворил множество замечательных вещей на сцене. А в самом театре создал "пространство трёх измерений": помимо основной труппы (НДТ1) появилась юная группа (НДТ2), которую мы видели в Герцлии, и вневозрастная компания "балетных пенсионеров" (НДТ3). С последними нам предстоит встреча в этой истории.
           
Тьма. Из небытия выплывают на авансцену странные персонажи. Смешные парики, жеманные улыбки, нелепый акцентированный грим. Комедия масок. Они собрались отпраздновать день рождения Сабины (Сабина Купферберг - одна из звёзд НДТ). Персонажи смотрят на нас. Оттуда из своего смешного барочного прошлого. Кокетничают друг с другом, фиглярствуют, переглядываются и перемигиваются, но с нас глаз не сводят. Они пришли рассказать что-то очень важное. Нечто о своих жизнях. А мы здесь, по нашу сторону экрана, веселимся вовсю. Ой, какие смешные. А этот с надутыми щеками, важный такой. Или тощая нелепая парочка во всклокоченных париках. И посредине некто в женском обличье. Животики надорвёшь. Вот только иногда мешает что-то. Как заноза в душе. Ужас и страх мелькают на их расфуфыренных физиономиях. Что же им видно такое, что скрыто от нас?

 
           
Вступает музыка. Моцарт. Фортепианный концерт #9. Танец вееров. Персонажи сидят за столом и танцуют одновременно. В этой безумной хореографии задействовано всё. Глаза, пальцы, взгляды, щёки. За масками начинают проступать лица. Характеры. Мы разные, говорят нам они. Наш хохот в ответ.
Праздник, день рождения несётся вперёд, как полагается на бурных именинах. Застолье. Явный и тайный флирт. Бесконечные сплетни. Все всё друг о друге знают.
И вот уже именинница ненадолго уединилась и предалась рефлексии и воспоминаниям. Ну-ка зеркальце скажи... Но что может ответить зеркало. В лучшем случае - соврёт, в худшем - скажет правду. Всё заносят порхающие пёрышки прошлого. Незабываемая по красоте и нежности сцена.
   
 
                                         
Пришёл черёд встрёпанной парочке уединиться в спальне. Описать дальнейшее не в моих силах. Самая смешная "эротическая сцена", что довелось когда-либо видеть.
А вот и гротескный фанфарон отправляется спасать даму сердца. Не до смеха ему. В зеркалах отражается страшная рука смерти, и тщетны потуги сразить чудовище. Но рыцарь на то и Рыцарь, чтобы сражаться до конца, нелепо спотыкаясь, скрипя старыми костями и ржавыми доспехами, с трудом вздымая свою шпагу. Мы продолжаем хохотать.
Разбивается зеркало. Понятно, что это предвещает. Спасённая именинница играет осколком. Незаметное мгновенное превращение. Дух величайшего комика посещает нас.
Килиан и Моцарт мчатся дальше. Что за день рождения без именинного каравая. Но его нужно испечь. И рты наши раззеваются от безумного хохота, а удивленные глаза раскрываются ещё шире.
     
 
   
Все опять вместе. Торт со свечами подан. В последний раз уже без особой надежды глядят нелепые хозяева в наши слезящиеся от смеха глаза. Задувают свечи. И исчезают. Возвращаются туда, откуда пришли. В небытие. А мы остаёмся здесь. В состоянии восторга и изумления. И счастья от общения с настоящим шедевром. И горечи глубоко внутри. Трагифарс жизни окончен. Finita la Commedia.
Иржи Килиан писал о "Birthday": "Между днем рождения и днем смерти у нас есть уйма времени, наполненного творчеством, любовью и неразберихой. Изрядную часть этого времени мы проводим забавляясь и дурачась". Не стоит забывать и о первой части этого высказывания.

 
         
Для просмотра зайдите по ссылке, нажав на Х закройте навязчивую рекламу, и наслаждайтесь.
Может быть и вы ощутите щелчок, дамы и господа!
Tags: ndt, netherland dance theatre, Ана Лагуна, Иржи Килиан, Матс Эк, Михаил Барышников, Моцарт, балет, театр
Subscribe

Posts from This Journal “балет” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

Posts from This Journal “балет” Tag