Eduard Markovich (luckyed) wrote,
Eduard Markovich
luckyed

Categories:

Кирилл Серебренников. Мёртвые души или Кому на Руси жить хорошо.

Дамы и господа!
Сложные у меня взаимоотношения с нынешним российским театром. А чем дальше, тем безнадёжней они и беспросветней.
Неоднократные попытки "слиться в экстазе" чаще всего были обречены на провал. Я уже не говорю о катарсисе.
Вечную формулу "Хлеба и зрелищ" перекосило. Хлеб всё больше норовят отнять антерпризы, пытающиеся "срубить деньгу" на именах сериальных див и "дивов".
Но и репертуарный театр, серьёзный большой субсидированный обладатель всяческих "золотых" и "позолоченных" масок, чаще всего разочаровывает своими "зрелищами".
"Вечно Герцену не везло: то вшивый достанется, то кусачий." То матом обложат с ног до головы, то анекдот пошлый долго и смачно разыгрывать будут посреди бессмертной классики.
Но! Дважды в предыдущих строках употребил я словосочетание "чаще всего". А это значит, что среди пустоты и бездарности попадаются жемчужины.
Ради них буду я вновь и вновь наступать на грабли российского театра, потирая расшибленный лоб.
Одна из таких "надежд" не за горами.
В нашей стране в начале сентября впервые выступит Гоголь-Центр с двумя спектаклями «Мертвые души» и «Кому на Руси жить хорошо» в постановке Кирилла Серебренникова.
                   
Фотографии © Ира Полярная
               
Имя этого режиссёра известно даже тем, чьё знакомство с театром завершилось в первом классе начальной школы "Теремком", поставленным третьеклассниками. Весь  мир не перестаёт обсуждать очередной акт российского правосудия. Дело Серебренникова и Гоголь-Центра (обвинение в мошенничестве в особо крупном размере) вызвало общественный резонанс в России и за рубежом, расколов общество на две части, как в детской игре "верю- не верю".
Но идти в театр я собираюсь не в знак солидарности с симпатичным мне человеком, а на спектакли серьёзного режиссёра. Честного не только в своих политических воззрениям, но и в творчестве.
Первое шоковое знакомство с Серебренниковым - кинематографическое. Те, кто видели этот фильм, никогда не забудут, а кто упустил в далёком уже 2006-м году имеют шанс исправиться. "Изображая жертву" не устарел, а фантастическая Лия Ахеджакова в роли престарелой гейши работницы японского ресторана -  образ на все времена.
Но театральные постановки Серебренникова в достойном просмотра качестве в сети не попадаются, а в наши края не заезжали.
               
Итак, Театр. Два спектакля, две знаменитые поэмы русской классики.
"Мёртвые души" Гоголя и "Кому на Руси жить хорошо" Некрасова.
Две великие тайны русской литературы, многие годы интригующие своими загадками читателей. А разгадки у каждого личные.
Свои они будут и у Кирилла Серебренникова. И мы будем брести по выстроенным режиссёром лабиринтам, стараясь разобрать коды на стенах. Такова почётная роль зрителей в настоящем театре.
           
 
             
О том, что нас ждёт, фантазировать не стану. Но некоторые факты, выуженные из интернета, весьма увлекательны.
В "Мёртвых душах" все роли исполняют мужчины. Пространство спектакля Серебренников превратил в "зону" фарса, которым изначально переполнена поэма. "Зона", как всегда в России, имеет смысл двоякий.
В ней обитают жуткие и смешные персонажи спектакля среди песен Александра Маноцкова, положившего на музыку гоголевские «лирические отступления».
А вот и один из "ключиков-разгадок", предложенных самим Серебренниковым в интервью Вере Копыловой (РИА Новости):
         
 
                             
«Текст «Мертвых душ» меня не отпускает. Если ты в него погрузился, он превращается
в бездну, которая тянет к себе. Гоголь непростой в мистическом смысле автор. Я
продолжаю им восхищаться и общаюсь с ним с осторожностью. «Мертвые души» -
главное произведение Гоголя, в котором зашифрована не только матрица и код России,
но судьба автора и многие другие важные смыслы. Слишком серьезно, с большими
физическими и духовными затратами делал он эту литературу. Она состоит
из вибраций, которые трогают в тебе струны уже не физического свойства, а что-то
другое. Когда читаешь поэму, понимаешь, что это музыка. Ее надо разгадать,
услышать. У Гоголя это сложная симфоническая структура - с темами,
контрапунктами, рефренами, там много мотивов нисходящих, восходящих
и перекликающихся между собой. Поэтому я ставлю этот спектакль именно
как музыкальное произведение».
               
 
       
И Некрасовская печальная поэма. Недавно отменили крепостное право. Где же оно, счастье? Семеро мужиков бредут по Руси в поисках счастливого человека.
Кирилл Серебренников с нами отправляется вослед, взрывая и перемешивая все известные и неизвестные театральные жанры. Опера превращается в балет, а драма в цирк.
Только в тумане этой гремучей смеси можно попытаться найти ответ на безответный вопрос:
"Кому живется весело, вольготно на Руси?". Попытаться, но всё равно не ответить. На то оно и искусство.
         
 
             
Снова "ключик" от Серебренникова. «Вся поэма Некрасова, написанная уже после отмены крепостного права, задается
вопросами свободы и рабства. Она про невозможность обретения свободы и удобство
привычного рабства».
               
Как знакомо, как больно, как точно, дамы и господа.
Tags: «Кому на Руси жить хорошо», «Мертвые души», Гоголь-Центр, Кирилл Серебренников, театр
Subscribe

Posts from This Journal “театр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

Posts from This Journal “театр” Tag