Eduard Markovich (luckyed) wrote,
Eduard Markovich
luckyed

Category:

Фантасмагория фантомов, харизма харь.

Дамы и господа!
Решившись в очередной раз пойти на спектакль российского театра, остерегался. Да, Гоголь, "Мёртвые души",  Серебренников... Но столько раз наступали на одни и те же грабли, что шишка на лбу ноет привычно.
И вдруг.
Вначале суета. Можно даже сказать суета сует. Грубая, страшная, шокирующая.
Деревянная коробка сцены без дверей. В мир Гоголя-Серебренникова можно попасть только через окно или дырку от колеса. Того самого. От брички.
И постепенно приходит понимание того, что кубик сцены и есть та самая бессмертная бричка. В неё умещается, в ней несется спектакль, актеры, зрители. Она заключает в себе фантасмагорию миров, сочиненных Гоголем и поставленных Серебренниковым.
 
 
фото Alex Yocu
Вечный вопрос, доедет ли колесо до Москвы? Кто его знает? И взвешивают, и на зуб пробуют.
Но в мире безвременья и пространство теряет смысл.
Все выстроено на контрастах.
С жанром все понятно - трагифарс.
Трагедия по смыслу и фарс по форме.

             
Гоголевские персонажи заполняют сцену. Манилов с драным задом и великими идеями, с детьми идиотами и растерянной тоской в глазах.
Собакевич, как квинтэссенция вселенской устойчивости и непроходимости.
"Все мошенники, город такой".
Гиперактивный Ноздрев, заполняющий собой всю сцену. Глупый и непреодолимый.
                   

фото Alex Yocu
       
Коробочка, Плюшкин. Уровень актерской игры ошеломляет.
Я перечисляю гоголевских персонажей, а ведь за каждым из них прячется актер. Великолепные  работы, блестящее мастерство.
Серебренников выстраивает свою Русь, но каждый зритель узнает в ней СВОЮ.

И Чичиков, мелкий бес, пересчитывающий мертвые, в прямом смысле этого слова, души, раскладывающий их по одноразовым пластиковым стаканчикам, выпивающий остатки их все ещё красной крови. А за окном настоящая Геенна пышет дымом.
"Нет житья русскому человеку. Всё немцы мешают".
Ад уже внутри, впрочем, он всегда был внутри. И невеста с кокетливыми черными рожками, и призрак-Ноздрев в белых одеяниях привычные его обитатели.
Преисподняя - понятие растяжимое. Вот куда всегда доедет колесо.

Фото Ира Полярная.

Спектакль пронизан музыкой, зонгами, держится на ней, не проседает, не рушится.
Она и ухабы, и равнины, и вечная бесконечная дорога.

Нет дверей, нет выхода. Лишь жужжание мух да прощальный поцелуй Ноздрёва.
"Русь, чего ты хочешь от меня?"
И о главном.Спектакль такого уровня редко попадает в наши края. Второстепенным становится все остальное.
Зрелище, как основа настоящего театра, выходит на первый  план и уже не отпускает, дамы и господа.
Tags: «Мертвые души», Гоголь-Центр, Кирилл Серебренников, театр
Subscribe

  • Анонс – двадцать вторррая попугайная гостиная!

    Дамы и господа! Рад сообщить вам, что приглашён на разговор к замечательному super_kakadu. А все мои друзья вместе со мной. Добро…

  • ***

    Мартобря апокалипсис, лужица, Ночь тиха. В голове разметавшейся кружится Ритм стиха. Завертелось пространство безумного Королька,…

  • Красивостишие.

    Зима, свернувшись, уходит в бочку Весны, оптичевшей оголтело. Короткой ночкой не выдать дочку За офицеров мужчинотелых. На перепутье зимы и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • Анонс – двадцать вторррая попугайная гостиная!

    Дамы и господа! Рад сообщить вам, что приглашён на разговор к замечательному super_kakadu. А все мои друзья вместе со мной. Добро…

  • ***

    Мартобря апокалипсис, лужица, Ночь тиха. В голове разметавшейся кружится Ритм стиха. Завертелось пространство безумного Королька,…

  • Красивостишие.

    Зима, свернувшись, уходит в бочку Весны, оптичевшей оголтело. Короткой ночкой не выдать дочку За офицеров мужчинотелых. На перепутье зимы и…