Eduard Markovich (luckyed) wrote,
Eduard Markovich
luckyed

Ян Липин - Иосиф Бродский. Иероглифы любви и смерти.

"Что остаётся от сказки потом,
После того как её рассказали?"
       Владимир Высоцкий
Дамы и господа!
Так уж совпало.
В начале февраля в Израиль вновь приезжает Ян Липин, которую называют "поэтом танца" и колдуньей.
Вспоминаю балет «В осаде». Точнее, забыть не могу...
Сегодня годовщина смерти любимого поэта Иосифа Бродского. Полтора года назад хореография Липин и строки Бродского переплелись в моём восприятиии.
На сей раз с 5-го по 8-е февраля в Тель-Авивском Оперном театре имени Шломо Лахата будет показан один из главных символов балетного пространства «Весна священная».
Для сомневающихся...
Почитайте текст, посмотрите фотографии и приходите на балет.
 
                       
     
Когда писал о колдунье "бимо" Ян Липин, то даже не предполагал о каком уровне ведовства речь идёт. О густом, удушающем, зудящем, заставляющем прикрывать глаза и видеть от этого ещё лучше.
Ибо совершенство собственного зрения - необходимое условие для ощущения балета "В осаде" Ян Липин. Не понимания, не восприятия, а именно ощущения.
Мы попали в заполненный зал Тель-Авивской оперы в последний день "осады".
Шквал прекрасных фотографий и рассказов переполнил пространство виртуальных признаний.
Осталось крохотное место для моих слов. Но, стоп...
     
Я был "ленив и нелюбопытен". Домашнее задание не подготовил, шпаргалки по китайской истории, любезно разложенные в фойе театра, не прочитал.
Поэтому никаких слов о битве между войсками Чу и Хань не ждите. Не перелистывать страницы Китайской Истории явился я в театр.
За чудом пришёл. Как всегда.
И получил его в полной мере. Что случается крайне редко.
   

       
20 тысяч пар вездесущих, всевидящих и всепроникающих ножниц свисают со сценических небес ненасытным колючим брюхом над пустотой и звенят, лязгают... Зазнобило от этого скрежета.
     
Любимый поэт пробился сразу, как часто и бесцеремонно он это делает со мной, и не отпускал уже до самого конца.
"Лязг ножниц, ощущение озноба.
Рок, жадный до каракуля с овцы,
что брачные, что царские венцы
снимает с нас. И головы особо."

Тема любви и смерти настроена для меня камертоном Иосифа Бродского.
           
Любовь и смерть. Слова истёрты до невозможности, утратили свои первоначальные смыслы. Осталась лишь обострённая визуализация чёрно-белой истории. И главные ножницы действа, тоже чёрно-белые. Осязаемо, зримо, безнадёжно борются тени добра и зла за душу главного героя.



         
Произведение искусства многослойно. Слои выбирают нас. Просвещённые китайцы, знающие историю своей страны, читающие иероглифы, понимающие гортанные всхлипы нарратора путающегося в собственной бороде, то вихрем возносящегося, то вкрадчиво угрожающего увидят что-то своё.
       




Европейцы, привычные к другой музыке и интонациям, закроют глаза и уши там, где их нужно широко раскрыть. Но заметят нечто, недоступное привычному и привыкшему взгляду китайцев.
                       

   
Я же глядел на творящееся через видоискатель фотоаппарата, настроенного на монохром. Сцену заполонили тени, за внешними эффектами проступили тайные смыслы, как всегда бывает в лаконичном мире чёрно-белой фотографии.
И осталась невероятная безжалостная иссушающая всё красота. Холодная пустота вечности.


 
Непривычная нашему уху музыка, резкие речитативы актера Пекинской оперы. Так звучит затихающее эхо истории. Плачут певцы, сказитель, музыканты за косыми струями нитей. Скорбят о мимолётности жизни и вечности любви.


         
"Шум ливня воскрешает по углам
салют мимозы, гаснущей в пыли.
И вечер делит сутки пополам,
как ножницы восьмерку на нули –
а в талии сужает циферблат,
с гитарой его сходство озарив.
...
Мы здесь одни. И, кроме наших глаз,
прикованных друг к другу в полутьме,
ничто уже не связывает нас
в зарешеченной наискось тюрьме."


   
Невероятна пластика юноши, традиционно исполняющего роль принцессы. Актёру даже лицедействовать не нужно. В нём изначально заложена андрогинность судьбы и обречённость смерти, чернеющей за любовью.



"Наклонись, я шепну Тебе на ухо что-то: я
благодарен за всё; за куриный хрящик
и за стрекот ножниц, уже кроящих
мне пустоту, раз она — Твоя.
Ничего, что черна. Ничего, что в ней
ни руки, ни лица, ни его овала.
Чем незримей вещь, тем оно верней,
что она когда-то существовала
на земле, и тем больше она — везде.
Ты был первым, с кем это случилось, правда?
Только то и держится на гвозде,
что не делится без остатка на два."
 

 
Летающие танцоры на пустынно-туманном фоне превращаются в иероглифы. Они и пишут  историю  страшной войны, любви, гибели, красоты. Своими телами.
               



Хрупкая женщина мастер оригами в углу сцены вырезает иероглифы и картины прошлого, настоящего, будущего из бумаги.
                   

Снова ножницы, и опять судьбы.
Вечность сменится вечностью, а летопись останется.
"Как шепоты, как шелесты грехов,
как занавес, как штора, одинаков,
как посвист ножниц, музыка шагов,
и улица, как белая бумага."
             
Сцена, движения, атрибуты, звуки, иероглифы пестрят символами, внятными и не очень. Так и должно быть.
Символы многозначны, в отличие от аллегорий.



"Бей в барабан о своем доверии
к ножницам, в коих судьба материи
скрыта. Только размер потери и
делает смертного равным Богу.
(Это суждение стоит галочки
даже в виду обнаженной парочки.)
Бей в барабан, пока держишь палочки,
с тенью своей маршируя в ногу!"
   
Перефразируя Чехова можно сказать, что если в небесах висят острые ножницы, то они обязательно упадут.
               

       
Вернёмся к эпиграфу.
После того, как "рассказана сказка о любви и смерти", мимолётны и неуловимы памятью кроваво-красные лепестки. Первым уходит цвет. И настаёт время прощаться.
   


           
"Выползая из недр океана, краб на пустынном пляже
зарывается в мокрый песок с кольцами мыльной пряжи,
дабы остынуть, и засыпает. Часы на кирпичной башне
лязгают ножницами. Пот катится по лицу..."
   

     
В монохроме кроваво-красные лепестки превращаются в пепел.
Серый пепел истории, дамы и господа.
Tags: photo, «В осаде», «Весна священная», Иосиф Бродский, Тель-Авив, Ян Липин, балет, фотографии
Subscribe

Posts from This Journal “балет” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

Posts from This Journal “балет” Tag