Eduard Markovich (luckyed) wrote,
Eduard Markovich
luckyed

Categories:

Двое и страсть

Дамы и господа.
На представление это я наткнулся случайно. Что-то зацепило в описании: Бах, музыкант и композитор на сцене, известный танцор из Голландии.
Лениво полез в Google, порылся и наткнулся на ЭТО. И страсть охватила меня. Страсть двойная, так как и Маринке достаточно было одного взгляда. Потрясающая Витка, Нью-Йоркский театральный художник и сценограф, добавила: "Он - гений! При постановке последней оперы специально посылали нашу группу в Европу снимать его танец для видеоарта."
Приговор был окончательный, обжалованию не подлежал, и мы отправились в Центр Сюзан Делаль
в Тель-Авиве.


               


Итак - "Страсти вдвоём" или Passion in Due - дуэт французского композитора и мультиинструменталиста Франка Кравчука и блистательного Эмио Греко - хореографа и танцора, художественного руководителя ICK - международного центра хореографических искусств в Амстердаме (опять моя любимая пляшущая Голландия).
Иоганн Себастьян Бах, Страсти по Матфею. Евангельская история о страданиях и смерти Христа. Одно из самых масштабных вокальных действ композитора для солистов, двух хоров и двух оркестров превращено Кравчуком в часовое музыкальное произведение.
На вопрос, как он без колебаний замахнулся на такое, Франк отвечает:
- Без колебаний: да!
Без любви: нет! Я никогда не возьмусь за музыку, которую не люблю.
  Кравчук полагает, что танцор слышит музыку иначе, чем мы. Это они и попытались передать вместе с Греко.
Магическая цифра семь. Семь различных музыкальных темпов (от Tempo di Appertura до Tempo di Coda), семь частей.
Каждая начинается с "необходимой" фразы. Пункта, точки, остановки в пути, определяющей её суть. Начиная с: "Нужно сказать, что моё тело чрезвычайно любопытно, а я и есть моё тело", до мистического финала: "Я должен заявить, что покидаю вас, оставляя позади свою статую". И, разумеется, семь смертных грехов.
             
             

То, что нам посчастливилось увидеть, нельзя втиснуть в обжитые и удобные рамки какого-либо жанра. Балет, современный танец, пантомима, колдовство, шаманство, театральное действо, балаган, средневековая мистерия, невероятная джазово-телесная импровизация, молитва...
Путешествие между утопией и реальностью, где физически ощущаешь не только внешнее столкновение танца и музыки, но и возрастающее  внутреннее напряжение.
Греко выворачивает тело наизнанку, превращаясь из серебряой сверкающей куколки, строго, надменно и жёстко передвигающейся по сцене,



в самодовольного стриптизёра



и, далее, в обнажённого ранимого и нелепо-смешного человечка. Всего лишь человека...




Каждая мышца, сустав, мельчайшее движение, подрагивание кожи - всё живёт и играет вместе с божественной музыкой.
Божественной - в прямом смысле этого слова.
Человек-змея сбрасывает кожу. Нет, не сбрасывает, а сдирает. Тяжело, болезненно, грубо. И в чёрной светящейся пустоте внезапно возникает хрупкая фигура Христа.

                                     


А тело Греко танцует и поёт, подчиняется танцору и властно подчиняет его себе. И вот уже клоун с красным носом в вывернутых наизнанку штанах затевает игру с парящим земным шариком под энергичные звуки аккордеона Кравчука.

В этом мире всё вывернуто наизнанку. Нос сползает на лоб, но это не делает героя смешнее. Наоборот, тоскливо и тревожно становится ему. Грустно и беспокойно нам - зрителям.



  Страдание, крик, последний вопль, обращённый куда-то вверх, в пустоту. Последняя мольба о помощи. Но нет ответа свыше в чудовищном и пустом саду этом...



  Под белеющей в голубом свете накидкой исчезает музыкант, а за ним и танцор. И над всем этим из тьмы возникает фантом. Сферическое переливающееся пространство со странным изображением внутри.
Господи, да это же носорог! Почему?

                   

  Пространство сцены и зала пронизывает холодный свет множества вертикальных трубок. Мы оглядываемся по сторонам и понимаем, что заключены в недра гигантского органа. Бессмертная музыка продолжает звучать в переполненной зрителями пустоте...
                                     **********************************************************************

Спектакль, как всё прекрасное, закончился неожиданно. В фойе я взглянул в зеркало. Себя не обманешь. Счастливый человек смотрел мне в глаза.
Мы вышли из театра. И на маленькой площади нас встретил сад танцующих деревьев...





Tags: passion in due, Тель-Авив, Франк Кравчук, Эмио Греко, балет, театр, фотографии
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Трио Шая Зелмана в музее Иланы Гур.

    Дамы и господа! Заманчивое предложение для желающих выпить бокал вина в сказочном месте под отличный "живой" джаз. Линии судьбы сойдутся…

  • Волшебная "Волшебная флейта"

    Дамы и господа! Небольшой перерыв в итальянских воспоминаниях. Ведь жизнь потихоньку оживает и становится ЖИЗНЬЮ. О грядущих концертах классической…

  • 08.10.21. Евгений Кисин в Иерусалиме.

    Дамы и господа! Поехали! Гагаринское клише во избежание фарса стоит применять только к особым моментам жизни. Переломным. После гнилостной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 113 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • Трио Шая Зелмана в музее Иланы Гур.

    Дамы и господа! Заманчивое предложение для желающих выпить бокал вина в сказочном месте под отличный "живой" джаз. Линии судьбы сойдутся…

  • Волшебная "Волшебная флейта"

    Дамы и господа! Небольшой перерыв в итальянских воспоминаниях. Ведь жизнь потихоньку оживает и становится ЖИЗНЬЮ. О грядущих концертах классической…

  • 08.10.21. Евгений Кисин в Иерусалиме.

    Дамы и господа! Поехали! Гагаринское клише во избежание фарса стоит применять только к особым моментам жизни. Переломным. После гнилостной…