Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

счастлив

Кто же я такой ???

С чего-то нужно начинать?

Начну с краткого самолюбования...

Предыдущую жизнь от рождения до перерождения провёл в Одессе, где окончил университет.

В Израиле с 1990 года.

По образованию – математик, по профессии – программист, по диагнозу – джазовый сумасшедший.  Заболел ещё в Одессе, но фото-инвалидность получил на Земле Обетованной. Не могу передвигаться по джазовому пространству без камеры.

Заразил жену и двоих детей.

Мои джаз-фотографии можно наблюдать на сайте AllAboutJazz.com, Jazz.ru , в газетах, а также на фотовыставках Jazzglobus 2010, Jazzglobus 2011, Jazzglobus 2013 и международного джазового фестиваля в Эйлате 2011.

И если на фестивале в Эйлате, на концертах в Тель-Авиве и Иерусалиме, а также в других городах и странах вы увидите в первом ряду человека с фотоаппаратом, фляжкой коньяка и сумасшедшим блеском в глазах, то это – я.

Не боитесь заразиться – подходите..
------------------------------------------
Пришло время добавить несколько слов. Неожиданно обнаружил, что пишу я не только о джазе. И это прекрасно. Наше мировосприятие зависит от того, какими глазами мы видим окружающее пространство. А в нём столь много прекрасного. Помимо джаза.  Для меня это книги, театр, кинематограф, балет, опера, прекрасная музыка, живопись, мои удивительные друзья. Обо всём этом я пишу и буду писать. И если Вы читаете эти строки, то потратьте ещё минутку-другую. Побродите среди моих историй. Быть может я пишу и для Вас. Всегда рад новым друзьям.



Flag Counter    
free counters

Одесский вальс.

Медленно, медленно, словно боясь оступиться,
Слиться, спалиться, сорваться на вопль или крик.
Странные листья кружатся вокруг вереницей,
Вроде забыто давно… Тёти Шурин парик,
 
Челюсть вставная Фаины Абрамовны Гричной
В старом клозете в газете в статье новостной,
Водка Столичная с шаром колбаски Столичной
В жёлтой авоське, прикупленной прошлой весной.
   
Камбала, глосики, запах ПривОзного пира,
Завтрак бесплатный в молочно-колбасных рядах,
Пьяная тётка, мечта сексуального мира
Глупого мальчика в грёзах о стыдных грехах.
         
Кружат болезни, одесские мифы-приколы,
"Чумка" с чумою, холерный смешной вибрион,
Квас из цистерны, надежда попробовать колу,
Мутный портвейн "три семёрки" и злой самогон,
 
Леночкин спирт в огурце, помидор сахаристый,
Дом на Канатной с узорной ступенькой-крыльцом,
Лагерь "Орлёнок" с шеф-поваром рецидивистом,
"Бедствия" зимние, море, покрытое льдом.
 
Занавес неба темнеет от этих приветов,
На авансцену выводится кордебалет -
Новые листики в вихре прошедшего лета,
Впрочем, точнее, в тайфунах умчавшихся лет.
 
Мозг распухает, "шагреневой" памяти тесно,
Кружится листьев сухих золотой хоровод,
Мысли торопятся, Largo сменяется Presto,
Вот оно, вот оно, вот оно, вот оно, вот…

"Бродский/Барышников". Глоток виски.

Дамы и господа!
Бывают моменты, когда между вчера и сегодня пролегает тонкая линия. Нет, ничего в вашей жизни не происходит при переходе невидимой границы. Та же работа, друзья, заботы, радости. Меняетесь вы незаметно, но существенно. Становитесь немного другим человеком. Инициация. И это навсегда. Изменения необратимы.
Иосиф Бродский. Поэт, разделивший моё восприятие стихов на "до" и "после". Уже писал об этом когда-то.
Дважды такое произошло со мной из-за Михаила Барышникова. Впервые в мае 2010-го года.
Было ли это прощанием с балетом? Не думаю. Такие, как он, с танцем не расстаются. Любое его движение совершенно.
Та встреча тоже разделила моё восприятие (на сей раз - балета) на "до" и "после".
И второй раз после с нетерпением ожидаемого спектакля «Бродский-Барышников».
Режиссёр Алвис Херманис замкнул круг.

     
Collapse )
счастлив

Хад Нес - острие чудес

Дамы и господа.
Читающие мой журнал могли отметить, что ,посмеиваясь и дразнясь, люблю я странную нашу Страну.
Её юг с пустынями неземных очертаний, провожающими сумасшедших любителей джаза на Эйлатские фестивали. А там - красоты Красного моря, рыбы - пришельцы из иных миров и ночной загар - самый долговечный, как известно.
Центр с вечным двигателем Тель-Авива, вечным величием Иерусалима и остальным безразмерным крохотным пространством, забитым кафешками и ресторанчиками, театрами и музеями, религией и светскостью.
Но особая любовь - север. По меньшей мере раз в году отправляемся мы отдыхать в Галилею и Акко, на Кармель и Голаны. Хермон и Цфат, Баниас и  Кейсария ждут нас.
А наилюбимейшее из всех мест - Кинерет и окрестности.

     
Collapse )