Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

счастлив

Кто же я такой ???

С чего-то нужно начинать?

Начну с краткого самолюбования...

Предыдущую жизнь от рождения до перерождения провёл в Одессе, где окончил университет.

В Израиле с 1990 года.

По образованию – математик, по профессии – программист, по диагнозу – джазовый сумасшедший.  Заболел ещё в Одессе, но фото-инвалидность получил на Земле Обетованной. Не могу передвигаться по джазовому пространству без камеры.

Заразил жену и двоих детей.

Мои джаз-фотографии можно наблюдать на сайте AllAboutJazz.com, Jazz.ru , в газетах, а также на фотовыставках Jazzglobus 2010, Jazzglobus 2011, Jazzglobus 2013 и международного джазового фестиваля в Эйлате 2011.

И если на фестивале в Эйлате, на концертах в Тель-Авиве и Иерусалиме, а также в других городах и странах вы увидите в первом ряду человека с фотоаппаратом, фляжкой коньяка и сумасшедшим блеском в глазах, то это – я.

Не боитесь заразиться – подходите..
------------------------------------------
Пришло время добавить несколько слов. Неожиданно обнаружил, что пишу я не только о джазе. И это прекрасно. Наше мировосприятие зависит от того, какими глазами мы видим окружающее пространство. А в нём столь много прекрасного. Помимо джаза.  Для меня это книги, театр, кинематограф, балет, опера, прекрасная музыка, живопись, мои удивительные друзья. Обо всём этом я пишу и буду писать. И если Вы читаете эти строки, то потратьте ещё минутку-другую. Побродите среди моих историй. Быть может я пишу и для Вас. Всегда рад новым друзьям.



Flag Counter    
free counters

Исландия - 2021.07.05-13. День 7.

Дамы и господа!
День седьмой. Грустный по трём причинам. Во-первых, прощаемся с многоликой полюбившейся нам Исландией.
Во-вторых, страна показала своё истинное лицо. Солнце спряталось, и туманная гуща из случайной стала неотвратимой.
В-третьих, мы сегодня на прощание отправляемся в место, полное радости жизни и печали воспоминаний.
Путь наш лежит на остров Вестманнаейар, самую ветренную точку Исландии.
Collapse )

Исландия - 2021.07.05-13. День 6.

Дамы и господа!
День шестой начался с тумана густого настолько, что не видно было даже соседа по автобусу.
Но не надолго хватило морока.
- Здравствуй, это ты?
- И ты тут?
- Почти не изменилась!
- То ли ещё будет…
Collapse )

И о войне 5

Дамы и господа!
В новостях говорливо намекают о близящемся прекращении огня. Не мирном соглашении, даже не перемирии. Слово "мир" исключено из лексикона террористов. Вопрос один. Время спокойствия? Когда полетит в нас первая ракета? А это неизбежно.
Вернёмся к истории пережитых войн.
                       
Ребёнку не дано помнить первые шаги, слова, впечатления, а человек, поменявший страну обитания, вспоминает многое.
Первые слова на новом языке, странные звуки чужой речи, шаги по обретённой земле, соседей, не похожих на тех, из прошлой жизни.
В Израиле на полочку впечатлений добавляется ещё одно.
Неизбежное, обязательное, незабываемое, шокирующее и, как ни странно, привычное.
Первая война на родине - фундаментальное звено в цепочке воспоминаний.
О многом писал ранее, но ничего не устарело.
В Стране мы живём в обрамлении войн. До, во время, и опять до. После не бывает. Тишина за окнами наших уютных домов условна. В любой момент её может сменить взрыв.
ОПЯТЬ РАКЕТА РВАНУЛА НЕПОДАЛЁКУ!
                                 
 
       
 
Collapse )

И о войне 2

Дамы и господа!
Шестой день навязанной Израилю войны обязывает, но танцевать можно не только "с саблями". Вчера вернулись домой после замечательного дня рождения друга. Из-за отсутствия убежища в месте встречи, пришлось его изменить. Но отменить праздник - ни за что!
Счастливо вернулись в родной Ган-Явне незадолго до часа ночи. Ни одна ракета не осветила наш путь.
Маленькое патетическое отступление. Пять дней назад, после первой бессонной ночи бомбёжек, Маринка потребовала перетащить матрас из спальни на втором этаже в пустующее бомбоубежище на первом. Подчинился и спас свою жизнь. Ослушавшись, был бы растерзан той же Маринкой во вторую бессонную "ракетную" ночь.
Я уставился на взрывы и пожары по телевизору. Как успокаивающе, оказывается, в такие времена действуют жутики про зомби, отгрызающих головы кому попало. Реальные людоеды из Хамастана опасней и омерзительный.
Маринка отправляется в ванную комнату наверху чистить зубы. Неожиданная (а она всегда внезапна) сирена приглашает на первый тур танца с зубной щёткой.
Марина бежит вниз с полным ртом зубной пасты.
Запираемся в убежище, дослушиваем сирену, тревожная тишина, шуршащее жужжание выпущенной навстречу опасности ракеты "Патриот", тревожная тишина, взрывы, дрожание стен, дребезжание стёкол, несколько тревожных минут обязательного постожидания.
Маринка отправляется на второй этаж вторично. Звук открываемой воды, титры на экране о тревоге в Ган-Явне. Сирена.
"Вниз!" - воплю я. "Быстро! "
Маринка, послушно пританцовывая, бежит ко мне. Паста по-прежнему во рту. Очередная ракета взрывается по соседству.
На третий раз, Маринка успевает набрать в рот воды. Короче, три первых взрыва пережили молчаливо.
Чистозубо улыбаясь друг другу, отправились спать в личном убежище под вой и многочисленные взрывы за окном.
Проснулись и улыбнулись друг другу.
О чём это я? Ни один людоед не заставит нас прекратить радоваться жизни, дамы и господа.

***

Пророков нет ни в своём отечестве, ни в чужом,
Давно перебиты с подругами их пророчицами.
Оглушительно гулок обеспророченный дом,
На стене намалёвано суриком "мене, теке… ", далее неразборчиво.
           
Бормотать нынче прерогатива местных шаманов.
Они напевают, прячась за рваные бубны,
Достают вонючие трубки из дырявых карманов
Да кажут прокуренные дёсны и почерневшие зубы.
       
Стучат барабаны их храма, с его крыльца.
Колибри и бабочки счастья прячутся за кустами.
Не пытайся схватить, останется лишь пёрышко, да пыльца,
Да запах травы пожухлой. Это и есть память.
       
До сердцебиения хочется светлых пророчеств,
Чтобы всё, как у людей. Впрочем, сами и есть человеки.
Некуда податься, не подадут ни днём, ни ночью,
От рожденья и до мгновенья, как смежим веки.

***

Время пришло театральной походкой усталой,
Боги и люди смешались в любительской сцене.
Не различить, кто под маской. И небо упало.
Ждём предсказаний. А что там в далёкой Геенне?
     
Скачем с картонным мечом на коне карусельном
В замкнутом круге и, слушая дальние трубы,
К бывшей молочной реке с побережьем кисельным,
Реже и реже вдыхая. Судьбу не спугнуть бы.
           
Серые сумерки патокой перед атакой,
Стылой постылой росы беспробудное пьянство,
Кончился час между волком и смутной собакой,
Время ушло и осталось пустое пространство...

***

Природа закончится завтра в 16.03,
Останутся камни с клочками травы пожелтевшей,
И выйдут дракон, много тысяч столетий не евший,
Слепой василиск и Ехидна с Химерой внутри.
   
Пустыней пройдут инвалиды мифических дел,
Беззубое зло, вековечная мрачная стая,
Исчадия ада, пустой ноосферой хромая
До чёрного храма, войдут в беспредела придел.
         
Истают средь пыльных пророчеств и ржавых оков
Потомки и предки фантома ночей Носферату,
И станет пуста и безвидна земля, как когда-то,
А следом исчезнет и слово, во веки веков...
           
Природа пробудится завтра в 16.05.
Что эти минуты для вечности бесчеловечной? 
Мгновенье? Столетье? Эпоха? Веков бесконечность?
Травинка пробьётся. Мы будем готовы опять.

***

Над Иерусалимом небо,
Над небом летает ангел.
Пятую бесконечность
Ангел в поисках бога,
Того, что ангела создал. 
 
Под Иерусалимом бездна,
Под бездною плачет дьявол.
Пятую бесконечность
Дьявол в поисках бога,
Того, что дьявола создал.
         
В Иерусалиме люди
Такие же, как мы с вами.
Лишь немного другие.
Люди не ищут бога,
Бог среди них затерялся.

***

От человека к мизантропу
Ведёт болотная тропа.
Какие я ни делал па,
Скакал подобно остолопу, 
   
Бродил гигантскими шагами,
Смеялся над, резвился под,
Как бутафорский антипод
Без альтер эго под ногами.
   
Напившись, рвался на арену
На бой с бараном и ослом,
Влюблялся в девушку с веслом
И даже дважды ездил в Вену.
 
Искал невидимую стену
Как завсегдатай пантомим,
Любил тебя и был любим.
Из сучковатого полена
 
Рубил и резал Буратино,
Но оживить не удалось,
Искал во тьме земную ось,
Лишь глубже погружаясь в тину.
     
Строчил метафоры и тропы.
Тропа кружилась и вилась,
В конце-концов оборвалась.
Привет вам, братья мизантропы.