Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

счастлив

Кто же я такой ???

С чего-то нужно начинать?

Начну с краткого самолюбования...

Предыдущую жизнь от рождения до перерождения провёл в Одессе, где окончил университет.

В Израиле с 1990 года.

По образованию – математик, по профессии – программист, по диагнозу – джазовый сумасшедший.  Заболел ещё в Одессе, но фото-инвалидность получил на Земле Обетованной. Не могу передвигаться по джазовому пространству без камеры.

Заразил жену и двоих детей.

Мои джаз-фотографии можно наблюдать на сайте AllAboutJazz.com, Jazz.ru , в газетах, а также на фотовыставках Jazzglobus 2010, Jazzglobus 2011, Jazzglobus 2013 и международного джазового фестиваля в Эйлате 2011.

И если на фестивале в Эйлате, на концертах в Тель-Авиве и Иерусалиме, а также в других городах и странах вы увидите в первом ряду человека с фотоаппаратом, фляжкой коньяка и сумасшедшим блеском в глазах, то это – я.

Не боитесь заразиться – подходите..
------------------------------------------
Пришло время добавить несколько слов. Неожиданно обнаружил, что пишу я не только о джазе. И это прекрасно. Наше мировосприятие зависит от того, какими глазами мы видим окружающее пространство. А в нём столь много прекрасного. Помимо джаза.  Для меня это книги, театр, кинематограф, балет, опера, прекрасная музыка, живопись, мои удивительные друзья. Обо всём этом я пишу и буду писать. И если Вы читаете эти строки, то потратьте ещё минутку-другую. Побродите среди моих историй. Быть может я пишу и для Вас. Всегда рад новым друзьям.



Flag Counter    
free counters

Записки из Живого мира. Предисловие.

Дамы и господа!
В субботу вышли с Маринкой пройтись по зелёным и прекрасным после обильных дождей улочкам Ган-Явне.
Людей не видно. Трава и невесть откуда взявшиеся цапли. Единственная дама с собачкой испуганно утянула свою безвинную подружку на безопасное расстояние.
     
 
             
Виллы выглядят мёртвыми, хотя знаем точно, что там внутри за приспущенными шторами - жизнь.
Поэтому вслед за Фёдором Михайловичем "Записки из Мёртвого дома" писать не станем.
Время пришло для "Записок из Живого мира". Разукрасить и расцветить его можем только мы.
Радостью, весельем, теплом, любовью.
Побольше душевного благородства, поменьше завистливой злобы.
Скажем себе, как в старом анекдоте: "Не время, товарищ. Родина в опасности!"
А Родина наша сегодня внезапно стала общей. Человечество оказалось по одну сторону от черты. Здесь жизнь, там смерть.
Удивлённо всматриваемся друг в друга.
"Неужели они такие же, как мы? Живут по-другому, а умирают так же?"
 
И только немногочисленные "разносторонние" выродки продолжают заражать окружающее пространство воплями: "Чума на оба ваши дома!"
Но на то они и выродки. К человечеству не относятся.
   
А мы? Что можем сделать мы?
Вспоминать старое, писать новое.
Но обязательно доброе.
Облагораживать замусоренную ноосферу, дамы и господа.

10-й Эйлатский зимний. Меир Шамгар - Господин Судья!

Дамы и господа!
Начнём с простого трюизма.
Жизнь продолжается, пока мы живы. Никакие вирусы и прочие мерзости нам не помешают. Если на свернувшемся карантином горизонте пока ничего, то самое время радоваться жизни, оглядываясь назад.
Первый день 10-го Зимнего фестиваля на Красном море. Начало весёлого праздника было грустным, но необходимым. Нулевой концерт, возникший в программе в последний момент, памяти выдающегося человека, ЛИЧНОСТИ, каких не осталось практически там наверху.
               
 
     
Collapse )

Добро и зло в часы послесмертия.

Мама умерла во сне в ночь с пятницы на субботу. Говорят, так уходят праведники. Высокие слова. Но сколько я помню маму, она ни разу не совершала поступков неблаговидных. Ошибки - да, но без подличанья и нечистоплотности.
   
Пытались похоронить, как положено по еврейской традиции, в день смерти на исходе субботы. Не получилось.
Неожиданно в игру нескольких часов послесмертия вступили две силы. Одна бессмысленная, глупая, разрушающая, а вторая - противостоящая, спасающая, удерживающая равновесие.
Началость с нелепицы. Глупости, что даже вспоминать не пристало.
Если бы не череда событий, впрессованных в эти часы.
             
Collapse )

«Провинциальные танцы» Татьяны Багановой

Дамы и господа!
Центр Сюзан Далаль. Екатеринбургский театр современной хореографии «Провинциальные танцы».
Хореограф Татьяна Баганова рассказала свои истории. Sepia, сочинённая по мотивам романа Кобо Абэ «Женщина в песках», и «Свадебку», поставленную 20 лет назад и считающуюся первым культовым спектаклем в новой российской хореографии.
Итак, два сочинения на заданную тему.

Фотография Дарьи Поповой
Collapse )

Сегодня 75 лет освобождения Освенцима.

Сколько ни круши ворота и стены ада, а он никуда не денется. Останется навсегда в тенях замученных жертв.
Безмолвных. Говорить за них должны мы. Некому больше.
Поэтому вспоминал, вспоминаю сегодня и не перестану вспоминать то, что довелось увидеть несколько лет назад.
Главные монстры Третьего Рейха в Польше - Освенцим и Биркенау
Две гигантские мясорубки, перемоловшие с 1941-го по 1945-й годы 1,400,000 человек, из которых 1,100,000 -евреи.
         
Страшные описываемые
события отталкивают, лишают слов. Безумное зло случившегося и увиденного ТАМ не исчезает, остаётся кошмаром. Не стану здесь описывать подробности убийств. Скурпулёзные нацисты действовали строго по инструкциям.
Поговорим не только о палачах и их "богатом инструментарии". Даже "сумрачный германский гений" был ограничен в способах "окончательного решения еврейского вопроса". Поговорим о тех, кого умертвляли, убивали, терзали, мучили, пытали, уничтожали. Об их лицах "до" и "во время". О лицах "после" говорить нечего.
Все они вознеслись в небеса чёрным дымом из труб крематориев.
И никого работа свободным не сделала.

 
Collapse )

Ужасное начало високосного года.

Дамы и господа!
Год високосный. Всего несколько дней прошло, а уже столько бед, угроз и печали...
             
Начало очень хорошего летнего дня (симфония)
Даниил Хармс
                   
Чуть только прокричал петух, Тимофей выскочил из окошка на крышу и испугал всех, кто проходил в это время по улице. Крестьянин Харитон остановился, поднял камень и пустил им в Тимофея. Тимофей куда-то исчез. “Вот ловкач!” – закричало человеческое стадо, и некто Зубов разбежался и со всего маху двинулся головой об стену. “Эх!” – вскрикнула баба с флюсом. Но Комаров сделал этой бабе тепель-тапель,и баба с воем убежала в подворотню. Мимо шел Фитилюшкин и посмеивался. К нему подошел Комаров и сказал: “Эй, ты, сало!” – и ударил Фитилюшкина по животу. Фитилюшкин прислонился к стене и начал икать. Ромашкин плевался сверху из окна, стараясь попасть в Фитилюшкина. Тут же невдалеке носатая баба била корытом своего ребенка. А молодая толстенькая мама терла хорошенькую девочку лицом о кирпичную стенку. Маленькая собачка, сломав свою тоненькую ножку, валялась на панели. Маленький мальчик ел из плевательницы какую-то гадость. У бакалейного магазина стояла длинная очередь за сахаром. Бабы громко ругались и толкали друг друга кошелками. Крестьянин Харитон, напившись денатурату, стоял перед бабами с расстегнутыми штанами и произносил нехорошие слова.
Таким образом начинался хороший летний день.
                       
Ужасное начало "хорошего" високосного года, дамы и господа.

Джаз в музее 2019. Лица фестиваля.

Дамы и господа!
Прощаюсь, и всё никак распрощаться не могу.
Иерусалимский фестиваль джаза.
Фейерверк света,  цвета,  музыки.
Всё смешалось в эти дни в Музее Израиля.
Иногда невозможно понять,  инструмент,  увиденный в зале - объект искусства или сейчас к нему подойдет летящей походкой музыкант и начнет выдавать нечто столь прекрасное, что заслушаются даже картины и скульптуры.

 
   
Collapse )

"Полудоктор" Ширли.

Дамы и господа!
Жизнь нашей дочки последнее десятилетие мы числим трёхлетками.
- Три года армии. Что она там делала в своей 8.200 не расскажу даже под пытками. Во-первых,  тайна,  а во-вторых, сам ничегошеньки не знаю.
- Три года работы в серьезной фирме и одновременных  попыток поступления в медин. Отчаянных и непреклонных.
- Три года учёбы на медицинском факультете Хайфского Техниона.
Недавно мы были приглашены на церемонию выдачи белых халатов.
"Сейчас расплAчусь",  - предупредила Маринка,  но сдержалась. А я незаметно поплакивал от гордости.
"Теперь я полудоктор", - сказала Ширли.
Впереди три года клиники.
Переживём и это,  дамы и господа.

 
Collapse )