?
?

Log in

No account? Create an account

Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

счастлив

Кто же я такой ???

С чего-то нужно начинать?

Начну с краткого самолюбования...

Предыдущую жизнь от рождения до перерождения провёл в Одессе, где окончил университет.

В Израиле с 1990 года.

По образованию – математик, по профессии – программист, по диагнозу – джазовый сумасшедший.  Заболел ещё в Одессе, но фото-инвалидность получил на Земле Обетованной. Не могу передвигаться по джазовому пространству без камеры.

Заразил жену и двоих детей.

Мои джаз-фотографии можно наблюдать на сайте AllAboutJazz.com, Jazz.ru , в газетах, а также на фотовыставках Jazzglobus 2010, Jazzglobus 2011, Jazzglobus 2013 и международного джазового фестиваля в Эйлате 2011.

И если на фестивале в Эйлате, на концертах в Тель-Авиве и Иерусалиме, а также в других городах и странах вы увидите в первом ряду человека с фотоаппаратом, фляжкой коньяка и сумасшедшим блеском в глазах, то это – я.

Не боитесь заразиться – подходите..
------------------------------------------
Пришло время добавить несколько слов. Неожиданно обнаружил, что пишу я не только о джазе. И это прекрасно. Наше мировосприятие зависит от того, какими глазами мы видим окружающее пространство. А в нём столь много прекрасного. Помимо джаза.  Для меня это книги, театр, кинематограф, балет, опера, прекрасная музыка, живопись, мои удивительные друзья. Обо всём этом я пишу и буду писать. И если Вы читаете эти строки, то потратьте ещё минутку-другую. Побродите среди моих историй. Быть может я пишу и для Вас. Всегда рад новым друзьям.



Flag Counter    
free counters

***

Простые слова забираются в дебри метафор
И прячутся в гуще событий, прозрений и снов.
Их жадный до истины мир беспощадно залапал
И выгнал взашей за пределы своих полюсов.
 
Высокие смыслы раздвинули шар беспредельно,
Оставив в потерянном центре малюсеньких нас,
Маня потерявшихся в вере Главою недельной,
Читая молитвенник и совершая намаз.
           
Ничто не спасётся в зыбучих песках словоблудий,
Болоте красот, перегное возвышенных слов,
Вертиго эпитетов и карнавале прелюдий,
Каскадах пустых, но божественно-дьявольских строф.
             
Простые слова, как песчинки, разносятся ветром,
Царапая воздух, шурша облетевшей листвой.
А бог… Что есть бог? Недоеденная конфета
Во рту у бродяги, заснувшего на мостовой.

***

Над Иерусалимом небо,
Над небом летает ангел.
Пятую бесконечность
Ангел в поисках бога,
Того, что ангела создал. 
 
Под Иерусалимом бездна,
Под бездною плачет дьявол.
Пятую бесконечность
Дьявол в поисках бога,
Того, что дьявола создал.
         
В Иерусалиме люди
Такие же, как мы с вами.
Лишь немного другие.
Люди не ищут бога,
Бог среди них затерялся.

***

Счастливых минут отраженье в наваристой влаге.
Святое семейство смакует куриный бульон,
Копеечки света шалят на увесистой фляге,
В салоне прощально играет французский шансон.
                 
За ложкой плывут миражи, растворяясь в тумане
Глубоких тарелок и маленькой миски цветной.
Осталось немного вещей разложить в чемодане
И двинуть на север по трассе шестой скоростной.
           
Снят маленький домик на озере Тивериадском.
Коровника запах, бананы, что любит пацан,
Прохладные ночи в саду при жаре нашей адской.
По коням! Присядем, наполним гранёный стакан.
           
Молочный коктейль на дорогу, по-быстрому, стоя
Глотнуть и помчаться во всю неуёмную прыть...
Святое семейство не знает, что значит святое
И чем предстоит сей сомнительный дар оплатить.

Записки из Живого мира. "Декоронамерон". Чудо Святой Мартианны.

Дамы и господа!
Семейные корни моей возлюбленной жены уходят в глубокую древность. И время от времени, цепляясь за иссохшиеся генеалогические веточки, взбираются к нам истории настолько невероятные, что в правдивости их невозможно усомниться. На днях, перебирая архивы в свободные часы карантина, обнаружила Маринка некий пророческий документ, испещрённый виньетками и оберегами.
Оказалось, она не только моя муза. На сей раз её Музом стал я, лишь помогая и вдохновляя в пересказе этой благочестивой истины.
           
 
             
Collapse )

Dead man walking. Невыносимость сострадания.

Дамы и господа!
Всё, что хотелось сказать об опере накануне, осталось в прошлом, в многочисленных обзорах и пресс-релизах. К этому интересно будет вернуться, но потом, потом...
А что же сейчас, после?
Мы вышли из уютного обещающего радости жизни зала Тель-Авивской оперы абсолютно измочаленными.
Никогда опера не ставила перед нами задач такой сложности. С первых нот внешне спокойной музыки до вершин финальной молитвы постановка "дёргала за рукав",  теребила, заглядывала в глаза, не давала спрятаться в уютных и бурных страстях классических прецедентов, "где любовь рифмуется с кровью"…
       
 
         
Collapse )

С Инной Чернявской по Музею Израиля.

Дамы и господа!
Начнём с трюизма - музеи бывают разные. Тем не менее, это истина, как любой трюизм.
Роскошные и помпезные, лоснящиеся позолотой и дождями хрустальных подвесок.
Чопорные и суховатые, как старушки из бывших, брезгливо поджав губы поглядывающие на суету внизу.
Богатые и бедные, кичливые и простые, всемирно известные и богом забытые.
А есть родные. Сегодня мы побывали в лучшем из Израильских музеев искусств - Иерусалимском.
 
Collapse )

Вена-5. 20.10.19. Дюрер.

Дамы и господа!
Мы знали,  что в Альбертине выставка Дюрера.  Нас предупредили,  что она огромная. Что из фондов музея выставили рисунки,  годами скрытые от посторонних глаз и разрушительного света. Например,  знаменитейший Заяц.
Те,  кто уверенно видели его раньше,  любовались на самом деле отличнейшей факсимильной копией,  лишенной того самого света,  что есть только в оригинале. Это касается и многих других рисунков,  в том числе и Рук.
Мы знали,  что в Альбертине выставка Дюрера. Но не представляли,  что она столь огромна и сногсшибательна. И если прошлый Венский музейный год стал для нас "Годом Брейгеля", то нынешний,  однозначно,  "Год Дюрера".
Далее следуют лихорадочные и отрывистые впечатления и размышления о нескольких из представленных на выставке работ. И жалкие иллюстрации к ним в конце. Мобильник…
Самый ранний автопортрет. Дюреру 13 лет. Техника у мальчишки,  ученика своего отца,  серебрянное перо. Ничего исправить нельзя. Вот откуда твердость руки будущего великого художника.

 
Collapse )

Недорубленные святые и ангелы Пинзеля.

Дамы и господа!
Ещё одно воспоминание о Львове. Одно из самых волнующих и незабываемых. 
Иоганн Георг Пинзель
Всё в его жизнеописаниях эфемерно, зыбко и неточно.
Включая дату рождения в 1707-м и дату смерти в 1761-м.
Однажды просто исчез с "радаров" истории искусств.
Точное место рождения неизвестно. В 1760-х годах работал во Львове, Ходовичах, Монастыриске и Бучаче.
Почти ничего не знаем о личности скульптора. Где и у кого обучался мастерству?
Подписывался «Мастер Пинзель», и нет уверенности, что Иоанн его подлинное имя.
Всё приблизительно и невероятно, кроме чуда.
Тайны его скульптур, немногочисленных сохранившихся. Искалеченных, испиленных, недосожжённых.
Поражающих, захватывающих в плен и не отпускающих.
Во Львов стоит приехать даже ради одного этого.
Побывать в музее Пинзеля, увидеть его деревянные скульптуры, постоять в тени ангельских крыльев и прикоснуться...

 
   
Collapse )

Счастливчик LuckyEd. Свято место.

Свято место пусто не бывает
    Народная мудрость.
   
Дамы и господа!
Счастливчик LuckyEd никуда не исчезал. Он по-прежнему рядом и, надеюсь, не покинет меня.
Задумаемся над смыслом пословицы-эпиграфа. Не всё так прямолинейно и однозначно.
Казалось бы, нет ничего "святее" обетованной страны всех времён и народов. Приехав в 1990-м году, получили личную порцию языково-теплового шока. Оправились от первых ударов судьбы и среды и...
Что бы делали мы, без вас, дорогие наши друзья и близкие, как выжили бы, если бы не поддержка и тёплые слова. Каким пустым и безвидным показалось бы нам Святое место.
Ни один Счастливчик не может существовать в вакууме отношений. Человек ведь, в первооснове, чистое незамутнённое зеркало, отражающее среду обитания. И счастливчик, и неудачник. Не только с семьёй мне повезло, но и с любимыми друзьями. Вырвавшись из одного мира в другой, мы превратились бы в иных людей без крепких рук, смягчивших неизбежное первоначальное падение.
         
 
       
Collapse )